Қаз   Рус

Куда же вы, товарищ тендер?

14249 просмотров
29
Вадим БОРЕЙКО
Пятница, 10 Ноя 2017, 10:30

Роман Шнайдерман рассказал, как он победил в конкурсе на разработку проекта пешеходной зоны в Алматы, а дизайнер Нурлан Туреханов оценил его работу

На снимке: конец (или начало) пешеходной зоны на улице Панфилова.

Продолжение. См. начало: «Пешеходная зона в Алматы: что показало вскрытие».

Читайте также
Пешеходная зона в Алматы: что показало вскрытие

В первой части расследования на тему «Кто заработал на реконструкции «золотого квадрата» в южной столице», опубликованной в четверг, 9 ноября, мы с Глебом ГАРИПОВЫМ проанализировали документы конкурса на разработку проекта преобразования. Материал заканчивался так:

«На всякий случай мы спросили Нурлана ТУРЕХАНОВА, профессионального архитектора и дизайнера, которого в творческих кругах Алматы знают все, знакомы ли ему эти компании (участвовавшие в тендере: «Архитектура и градостроительство Талгарского района», «Envicon-A», «Центр градостроительного проекта». – В. Б.). Он отрицательно покачал седой головой.

Таким образом, в конкурсе за право разработать новый образ центра двухмиллионного мегаполиса участвовали три предприятия, хорошо известные только родственникам их сотрудников. Оценить уровень мастерства претендентов возможным не представилось: сайт есть только у одного, да и тот пустой. Все три ТОО не имеют корпоративных страниц в фейсбуке. Их конечные собственники традиционно не указаны.

И вот одна из таких фирм-скромниц сорвала куш. Если кому-то несколько сот тысяч долларов кажутся мелочью в государственном масштабе, пусть представит эти деньги на своем столе. А дальше началось самое интересное».

Как меня пригласили развеять сомнения

Самое интересное действительно началось. Но совсем не то, что я уже написал в продолжении. После полудня автор проекта пешеходной зоны Роман ШНАЙДЕРМАН прислал мне в Messenger приглашение в свой офис: «Дабы развеять ваши сомнения в профессионализме и опыте моей компании».

И добавил: «Просто, если вы, правда, хотите выяснить, кто мы, незачем спрашивать у Туреханова, например». Обожаю, когда мне советуют, у кого что спрашивать или не спрашивать.

Естественно, я согласился на встречу. Тем более что накануне беседовал с Турехановым, и он подробно оценил проект Шнайдермана.

Роман Борисович назначил время – 17.30. И ровно в полшестого я стоял у двери с табличкой «Envicon-A» на углу Кабанбай батыра и Панфилова. Радушный хозяин запаздывал, и до его прихода я успел осмотреть офис: компания работает, большие помещения, довольно много народу. И тут мне пришла в голову мысль - в одном материале «скрестить» оба интервью.

Туреханов: Как долго рвало Яна Гейла?

На снимке: Нурлан Туреханов.

На своей странице в фейсбуке Нурлан Туреханов не единожды оценивал проект реконструкции центра Алматы.

30 марта 2017 года, в день презентации эскизов нового Арбата, Туреханов опубликовал ссылку на заметку в tengrinews (см. скриншот ниже), сопроводив ее комментарием: «Видел ли это Ян Гейл, именем которого прикрываются проектировщики, и если да, то как долго его рвало? Был ли конкурс? Есть ли другие варианты? Кто выбрал именно этот? Откровенно плохо, ребята».

А 30 июня Нурлан вывесил целый альбом «Город для людей» с сотней фотографий пешеходных зон в разных городах мира (см. скриншот ниже), сопроводив его припиской: «Байбек, город для людей - это вот так, а то, что собираетесь строить вы, - казакпайская свадьба».

Шнайдерман: Все мои проекты – «белые»

На снимке: Роман Шнайдерман.

- У меня абсолютно прозрачный бизнес, - Роман Шнайдерман взял с места в карьер. – Я не продаю помидоры на рынке, не таксую. Все мои проекты – «белые».

Читайте также
Реконструкция Алматы: здесь будет город-сад?

- Мы не ставили под сомнение лично ваш опыт: лишь написали, что в адрес вашего проекта была критика, а она была, - уточнил я. – Мы опирались только на конкурсную документацию с портала госзакупок), где было написано, что тендер выиграла компания «Еnvicon-A». В протоколах нигде не обозначено, что это ваша фирма.

- Подождите, там должно быть обозначено.

- Нет. На сайте опубликованы не только скриншоты фрагментов протоколов, но и прямые ссылки на их полный текст. Некоторые ваши коллеги говорили мне…

- Жанна СПУНЕР?

- Я не с одной Жанной общался. Так вот, они говорили, что узнали о тендере лишь постфактум, на градостроительном форуме 7 декабря прошлого года, где стояли щиты с эскизами проекта. То есть почти через четыре месяца после его проведения. А вы когда узнали о конкурсе?

- Процентов 50-60 моих работ – это государственные заказы, - Роман Борисович начал ответ издалека. -Алматинские госзаказы составляют 10-15 процентов от общего числа. Сейчас процедура конкурса проводится электронно. Если акимат или «Самрук-Казына» устраивают конкурс, они вывешивают на своих сайтах объявления о намерении его провести.

В компаниях, которые занимаются государственными объектами, есть специальный человек, который в режиме реального времени просматривает сайты акиматов городов, которые его интересуют. Приносит списки конкурсов руководителю, и тот принимает решение об участии в том или ином тендере. Для этого тебе нужно зарегистрироваться (на портале госзакупок. – Ред.), у тебя должны быть электронные документы. И ты подаешь заявку.

- У вас тоже есть такой специально обученный человек?

- Это менеджер, который занимается тем, что просматривает сайты. Три дня назад ко мне пришла девочка и говорит: «Вот в Талдыкоргане объявляется конкурс – три парка» (очевидно, имеется в виду лот на разработку проекта парков. – Ред.). Я просматриваю техническую спецификацию, оцениваю возможности своей компании и решаю, принимаю участие или нет.

На первом этапе, насколько я знаю, мы приняли решение, причем в последний момент, потому что объем большой (речь идет уже о конкурсе на разработку проекта пешеходной зоны в Алматы. – В. Б.). Там было, по-моему,  12 компаний (желающих участвовать. – В. Б.).

- Принято три заявки.

- Это уже в финале. Остальные отсеялись. А на начальной стадии бывает и по 30-40 компаний.

Читайте также
Можно вывести акима из Системы. Но Систему из акима – никогда

Туреханов: На Арбате нечего делать

- Около 30 лет назад народ «протоптал дорожку» от ЦУМа через Универсам до Зеленого базара, - начал беседу Нурлан Туреханов. – Эта тропинка была подобием Арбата, потому что это были единственные три места, где в начале 1990-х годов хоть что-то вообще продавалось. Потому что больше нигде ничего не продавалось. И вдоль этой дороги, если помните, даже сложилась стихийная барахолка: стояли киоски, торговали с рук и с земли. Там и должен был организоваться Арбат, и они (городские власти. – Ред.) там правильно его и сделали. Но был один минус: задействованы только тротуары, а не дорога. Но она и не могла быть задействована (как пешеходная зона. – Ред.), потому что слишком широкая.

Когда сделали пешеходной всю дорогу – она сразу «умерла», потому что люди перестали по ней ходить. Причем к тому времени открылись уже другие базары и торговые центры, и цель – найти товар от ЦУМа до Зеленого базара – исчезла. Несмотря на то, что на Арбате появились художники, никто специально туда гулять не ходил: там нечего было делать.

- Но его нельзя было назвать безлюдным.

- Я говорю о том, что в идеале должно быть. Что такое пешеходная зона во всем мире? Это место, куда люди идут, чтобы развлечься и потратить деньги. Они приходят туда, как на выставку, и получают визуальный кайф. Есть такое понятие – угловой размер: когда человек идет по пешеходной зоне не дальше 3-6 метров от витрины высотой не менее трех метров, чтобы ее охватывал взгляд, и этот угол весь должен быть красивым. Вот она – красивая витрина, вот он – красивый интерьер магазина или ресторана. Вы их всё время разглядываете. Витрины периодически обновляются, в ресторанах люди разные сидят. И вы постоянно получаете какие-то эмоции. Получать эмоции у нас на Арбате невозможно: один раз прошел – всё.

- Вы прежний Арбат имеете в виду?

- Сегодняшний. И нынешнюю Панфилова. Улицы слишком широкие, магазины и кафе достаточно далеко, и, чтобы что-то в них увидеть, надо туда специально идти. Нету близкой цепочки магазинов и кафе, поэтому не срабатывает эффект бесконечного получения новой информации. Неделю назад я прошел по Панфилова. Да, красивее, чем было. Но что там делать? Просто сидеть на скамейке.

- Там довольно многолюдно сейчас.

- Потому что она новая. Но это не пешеходная зона в классическом понимании. Даже на московском Арбате, который уже наших прогулочных улиц, постоянно – событие, событие, событие. А на Панфилова нет никаких событий. Дерево не событие, скамейка тоже. Магазинов практически нет. Кафе и ресторанов – по пальцам перечесть. И они стоят далеко.

Читайте также
Между прогулкой Байбека и прогулкой президента

Шнайдерман: У меня нет никаких агашек

- Кстати, кто попало без регистрации на сайт госзакупок не попадет.

- Регистрация - это нормально, - считает Роман Борисович. - Есть курсы, на которых обучают работать с госзакупками, и я отправлял туда своих сотрудников с 2010 года. До этого у меня 100 процентов были частные заказчики: Mega, «Базис», BI Group, практически все – не практически, а все – торговые центры я проектировал (очевидно, Шнайдерман имеет в виду благоустройство территории вокруг ТЦ. – В. Б.). Я специалист по благоустройству.

Роман Борисович подходит к белой доске, на которой фломастером написаны два десятка проектов (всего у него в работе, говорит, штук сорок), и начинает их перечислять. Прошу разрешения сфотографировать список. Шнайдерман отказывает, ссылаясь на заказчиков.

- Я просто хотел вам показать проекты, которыми занимаюсь. Из них государственных объектов – «Караганда - парк», акимат заказывает. Всё! Остальное – частные заказчики.

- А вон я вижу: «Парк Горького» написано.

- Там заказывает компания, которая парком управляет…

- Я слышал, что раньше союзы градостроителей, архитекторов, дизайнеров специально извещали о предстоящих конкурсах проектов, - пытаюсь вернуть разговор к теме «пешеходного» тендера.

- Электронная система, которая была введена, дала возможность таким компаниям, как моя: неангажированным, не приближенным к кому-то, - участвовать (в госзакупках. – В. Б.), - хозяин кабинета отвечает, похоже, на не заданный пока вопрос. – Демократизировала этот рынок. Сейчас стало, как это должно быть. Положа руку на сердце, говорю: я не алматинец (хотя проектировщики, понятно, у меня все алматинцы), и у меня нет никаких агашек. Я родился в России, учился там. Шесть лет работал в Израиле архитектором.

- Что вы окончили?

- Петрозаводский государственный университет, архитектура. И вторую степень в Тель-Авивском университете получал.

Читайте также
Зачистка Арбата

Туреханов: Пешеходная улица – как лента фейсбука

- А какой бы, по-вашему, могла быть идеальная пешеходная зона в Алматы? – спрашиваю Нурлана.

- Если у пассажа «Silk Way» на Жибек Жолы снять крышу, сделать самостоятельные два крыла с боковыми проходами вправо и влево и сквозной центральный проход – получатся три достаточно узких улицы шириной 6-8 метров и длиной 250-300 метров с постоянно меняющейся экспозицией.

Во-первых, таким образом мы убрали бы раздражающий фактор торгового центра, стоящего посреди улицы, который всем мешает. Во-вторых, хозяева ТЦ получили бы выгоду: места в «Silk Way» стали бы очень востребованными и дорогими. Этот кусочек улицы оказался бы центром всего, что происходит в округе, а отрезок Жибек Жолы от ЦУМа до Зеленого базара снова бы ожил.

Я тешу себя надеждой когда-нибудь взяться и нарисовать эскиз этой задумки.

«Раздробленный» «Silk Way» может стать локомотивом, который много что за собой потащит. А улица Панфилова ничего не потащит. Просто красивый кусок непонятно чего. Потому что нет цели, чтобы идти от оперного театра до Арбата, так как почти нет ни магазинов, ни кафе – только скамейки, скамейки, скамейки.

Старый парк ниже площади Астаны, по большому счету, красивее улицы Панфилова: старые деревья, ухоженные газоны. Но там никто не гуляет: нагулялись уже. Так будет и с Панфилова, когда пройдет эффект новизны.

Если взять барселонскую Ла Рамблу, Елисейские поля в Париже, флорентийские улицы – на них постоянно что-то происходит, и там мы можем ходить часами.

Приведу другое сравнение. Почему на интересном сайте мы задерживаемся не дольше 5-10 минут, а в фейсбуке просиживаем по пять часов? Потому что там бесконечное количество новой информации. Так же должно быть и на пешеходной улице. Тогда будет ходить народ. Это та же лента социальной сети.

Чтобы оживить Панфилова, надо посреди улицы ставить, условно говоря, крыло «Silk Way». А то и два.

Читайте также
Алматинский Арбат откроют ко Дню города

Шнайдерман: Две компании – коллектив один

- Почему в конкурсе участвовала не ваша компания «АстанаИнжПроект», которая потом везде фигурировала, а «Envicon-A»?

- В обеих компаниях – мы с партнером Дауреном БАИМБЕТОВЫМ, с которым вместе с 2004 года.

Архитектурные компании делятся по категориям. Когда решаешь заниматься архитектурной деятельностью, ты получаешь третью категорию и можешь заниматься технически не сложными объектами. Ты должен отработать пять лет, у тебя должны быть выполненные проекты, акты ввода в эксплуатацию, штат. Требования третьей категории минимальны. Дальше ты сдаешь в ГАСК документы, подтверждающие твою квалификацию, и тебе присваивают вторую категорию.

После 10 лет работы – уже первая категория, которую имеет «АстанаИнжПроект»: она дает возможность участвовать в технически сложных объектах, в Астане в основном.

- А пешеходная зона – сложный объект или нет?

- Это технически несложный объект. А «Envicon-A» - компания второй категории.

- В конкурсной документации записан опыт ее работы: 1 год 8 месяцев (значит, по идее она должна быть третьей категории; у другого участника, ТОО «Центр градостроительного проекта», который проиграл, трудовая биография насчитывает 10 лет 11 месяцев. – В. Б.).

- Лицензия у нее с 2006 или 2007 года. В 2010 году мы перерегистрировались.

- Я нашел на сайте total.kz справку об «Envicon-A»: «Сам же проект (о котором идет речь. – В. Б.) разрабатывало ТОО «Envicon-A», единственным участником и первым руководителем которого указан Шнайдерман Роман Борисович, гражданин Израиля, 1976 г. р. Отметим, что до 2014 года компания была бездействующей. С 2014-го по 2017 год ТОО перечислило в бюджет в виде налогов 93 199,9 тыс. тенге. Почему реконструкцию главной улицы мегаполиса отдали именно этой компании – неизвестно».

- У нас компания была (до 2014 года. – В. Б.)! Мы делали частные объекты. Но, в принципе, у нас коллектив весь один.

- С чем один – с «АстанаИнжПроектом»?

- Это наш единый коллектив. Просто мы в какой-то момент решили, что лучше диверсифицировать объекты по сложности, потому что у нас всё перемешано было. Этой компанией Envicon-A». – В. Б.) мы владеем, по-моему, с 2008 или 2009 года. Там могла быть перерегистрация. В 2014 году, допустим, мы перевели ее из Астаны в Алматы, я не помню. Эта дата не обязательно говорит о том, что компания начала функционировать. Но вы можете посмотреть, сколько у «АстанаИнжПроекта» проектов реализовано.

- Я спрашиваю про «Envicon-A», потому что именно эта компания участвовала в тендере.

- Вы хотите что понять – соблюдение законности процедур или наш реальный опыт?

- Мне важно понять всю ситуацию.

Читайте также
Байбек и чебурек

Туреханов: Шнайдерман вообще не дизайнер

- После всего сказанного как вы оцениваете проект реконструкции центральных улиц? - спрашиваю Нурлана Туреханова.

- Как провальный.

- Поясните.

- Он провальный с точки зрения создания пешеходной зоны – чтобы народ там тусовался. Но он не провальный с точки зрения задачи сделать красивое место. Это получилось. Но центра притяжения из него не выйдет. Потому что там нечему притягивать не один-два раза, а постоянно.

- А как бы оценили Романа Шнайдермана как ландшафтного дизайнера?

- Никак. Он вообще не дизайнер. Человек нам поставил в центре города во втором десятилетии XXI века фонари XVIII века. Зачем? Мы же должны смотреть в будущее. Я в альбоме «Город для людей» на фейсбуке показал, как в других странах сегодня делается уличное освещение. А он сделал старьё. Самое позднее – такое могли бы сделать в 80-х годах прошлого века. 35-40 лет назад это смотрелось бы более или менее дизайнерски. Но сейчас – уже всё. Обычное старьё, с точки зрения архитектуры и дизайна.

- А что вы скажете людям, которым это нравится? Что у них «колхозные» взгляды?

- У нас на Фурманова – Айтеке би стоит высокий красивый дом с башенками. Это копия парижского здания XVIII века. Была мечта сделать из Алматы Париж? Но это невозможно. Нравится ли он людям? Да он всем нравится. Но это не то! В XXI столетии нужна совершенно другая архитектура. А мы, получается, здесь «подмели» за Парижем, на Панфилова с фонарями «подмели» за Петербургом. Это признание собственной ущербности: мы не можем придумать ничего своего.

Наша пешеходная зона, с точки зрения дизайна, - это вообще ничего. Красота для колхозного населения. Или, как я назвал в фейсбуке, «казакпайская свадьба». С цветами и шампанским. Это красиво? Да, красиво. Но к дизайну – как функциональной организации пространства – абсолютно никакого отношения не имеет.

Читайте также
Кому нужна архитектура старой Алма-Аты?

Шнайдерман: Кому и кобыла невеста

- Скажите, а было обсуждение вашего проекта? – это вопрос Роману Шнайдерману.

- Есть процедура: это обсуждается, когда идет конкурсная документация.

- Участники показывают конкурсной комиссии свои проекты? Или это конкурс документов?

- Процедура определена не мной. Сказать, что я согласен, что она идеальна или суперэффективна? У меня тоже есть вопросы. Допустим, я не выигрываю во многих тендерах, хотя считаю, что гораздо больше подхожу, но выигрывает какая-то левая компания. Тендерные процедуры не могут оценить архитектурные таланты той или иной компании. В идеале мне хотелось бы, чтобы был открытый конкурс, где каждый, кто заинтересован, выставлял свои работы. И оценочная комиссия – может быть, с участием общественности и специалистов – выбирала проект. Мне кажется это более справедливым. Будь такая процедура – моя компания выигрывала бы гораздо больше. А получается – выигрывают критерии отбора, определенные законодательством Казахстана.

- Вы подняли очень важную тему. И тут я с вами согласен. Творческого конкурса в тендерах нет. Система госзакупок его не предусматривает, нивелируя креативные проекты со всеми остальными.

- Есть и обратная сторона: а как в случае творческого состязания избежать ангажированности и вкусовщины? Ведь кому, как говорится, и кобыла невеста.

Туреханов: Разговор с государством для меня очень тяжёл

- Вы считаете проект провальным. Не есть ли это результат того, что тендер был проведен кулуарно, отсутствовала творческая конкуренция?

- Конечно, они скрыли, - полагает Нурлан. - Если бы я знал о конкурсе - обязательно бы поучаствовал. Во всяком случае, будь он честным, у меня был бы шанс в 20 процентов, что я могу его выиграть.

- Это же не ваш профиль.

- Почему? Я же по образованию и опыту работы архитектор. Но это действительно не мой профиль - в том смысле, что я не могу туда войти (в сферу акиматовских заказов. – Ред.). Потому что не люблю «двигаться» по чужим правилам. Поэтому делаю какие-то вещи, которые люди готовы купить. А разговор с государством для меня очень тяжел.

Читайте также
Клуб лошадиных голов Фиддиана-Грина

Шнайдерман: С чего начался мой бизнес в Казахстане

- Роман Борисович, вы знали двух других участников конкурса?

- М-м-м.

- А то меня в фейсбуке упрекнули в необъективности за то, что я написал о них и о вашей: «фирмы, хорошо известные родственникам их сотрудников». Напомню вам: это «Центр градостроительного проекта»…

- Эту я знаю, одна из старых компаний.

- Но я посмотрел ее сайт: он нерабочий. В моем понимании, человека встречают по одежке, а бизнес по сайту.

- Здесь вы не правы, я прошу прощенья. У меня есть 10-12 клиентов, которые пользуются моими услугами: Mega, «Базис», BI Group, Esentai, несколько других. И акиматы. И с 2004 года не было ни одного, кто бы зашел на сайт и заказал мне работу. У меня нет необходимости в сайте.

- Видимо, поэтому я не нашел в поиске практически никакой информации об «Envicon-A».

- Мой бизнес в Казахстане начинался с того, что я работал  Израиле, и приехал Нурлан СМАГУЛОВ (состояние $400 млн, владелец Astana Group. – В. Б.). Он в то время строил Mega Alma-Ata. Нас познакомили, и он сказал: приезжай, возьмись, спроектируй. Я приехал туда, сделал это всё (благоустройство территории, прилегающей к ТЦ. – В. Б.). Пришел к Сержану ЖУМАШОВУ (состояние $270 млн, владелец девелоперских и инвестиционных компаний. – В. Б.): хотите - закажите мне ландшафтный проект. Потом пришел к Александру БЕЛОВИЧУ (состояние $390 млн, конечный бенефициар холдинговой компании «Базис-А». – В. Б.). Он говорит: давай я тебе что-то маленькое закажу.

- Это по-нашему.

- Это специфика бизнеса такая. Она через сайты не работает.

Читайте также
Нужно ли спасать Алматы?

Туреханов: Новую улицу Панфилова мог сделать любой грамотный прораб

- По вашему мнению, Роман Шнайдерман насаждает в Алматы плохой пространственный дизайн, - продолжаем беседу с Нурланом Турехановым.

- Это как раз катастрофа. За эти деньги можно было сделать современный город. Чтобы весь мир узнал, что у нас есть красивая пешеходная и парковая зона. Я вас уверяю, что наш Арбат и улицу Панфилова не будут фотографировать для дизайнерских сайтов. То, что сделал Шнайдерман на Панфилова, мог сделать даже не любой архитектор, а любой грамотный прораб: вот здесь поставим скамейку, тут положим плитку, а там посадим дерево. В этом нет никакой мысли. Кроме одной: было плохо, а стало хорошо. Была телега, а стала машина, какой-то «москвичонок». Что эта машина лучше телеги – я согласен. Но на таких сейчас не ездят.

- Может ли в Алматы человек заиметь карт-бланш на столь масштабное изменение городской среды без серьезной поддержки в акимате?

- Нет, конечно.

Шнайдерман: Есть архитекторы – диванные критики. А есть практики, которые работают

- Так скажите всё же: до градостроительного форума кто видел ваш проект?

- Процедуры такие: после конкурса я делаю эскизный проект. Показываю его в архитектуре (городское управление архитектуры и градостроительства. – В. Б.), в акимате. Потом был приглашен Ян ГЕЙЛ, как автор методики, какие должны быть общественные пространства. Он смотрел…

- Он лично смотрел?

- Гейл старичок уже. У него есть Рикардо МАРИНИ (директор компании Gehl Architects. – В. Б.), он приезжал несколько раз.

- Знаю, что в этом году он приезжал 30 марта. А в прошлом? После тендера, на этапе эскиза?

- Да. Он вносил свои корректировки. Не то чтобы рисовал конкретно, а давал рекомендации: вот это я бы сделал так-то. Допустим, сначала, как ландшафтный дизайнер, я аллею видел более зеленой. На что Рикардо, как практик, говорил: зелень – это парки, а здесь большая проходимость, и должно быть больше твердых покрытий.

Читайте также
"Золотой квадрат", или Сказки о равенстве

- Кто еще видел проект? Про общественность молчу.

- Есть процедура, определенная законом. Есть технический совет, состоящий из видных уважаемых архитекторов: это Акмурза РУСТЕМБЕКОВ (автор «Байтерека». – В. Б.), Любовь НЫСАНБАЕВА (президент Союза градостроителей РК. – В. Б.), Тимур СУЛЕЙМЕНОВ (глава Союза дизайнеров РК. – В. Б.), Тохтар ЕРАЛИЕВ (главный архитектор проектной академии KAZGOR, работал над проектами: Дом офицеров, Дом политпросвета, «Нурлы Тау», «Рахат Тауэрс». – В. Б.) и многие другие.

- И когда он заседал?

- Прошло несколько техсоветов. Они проводятся в формате дискуссий. Было много нареканий, я исправлял.

- А широкая публика проект не видела?

- Что вы понимаете под «публикой»?

- Так называемая общественность и независимые архитекторы.

- Ну, я знаю, что были общественные слушания в районных акиматах – Медеуском, Алмалинском, куда приглашались жители, владельцы бизнесов, расположенных на этих улицах…

- В прошлом году?

- Да. Приходило по 80-100 человек. Я им всё показывал. Это инициировал акимат: «Роман, это важный объект. И мы хотим, чтобы люди, которые живут на этих улицах, узнали».

Все проекты проходят необходимые процедуры: технические, советы, градостроительные советы. А вот эти вот независимые архитекторы, я не знаю, кому мы должны… Есть какие-то процедуры, которые определяют, что должна Жанна Спунер посмотреть?

- Людям желательно показать вообще-то.

- Я не спорю. Но Спунер, Туреханов – что они сделали-то? Помимо того, что они ваши друзья хорошие. Жанна много критикует мои работы. Я спрашиваю: можно, Жанна, посмотреть твои работы? Можно посмотреть работы Туреханова?  Есть категория архитекторов – диванных критиков. А есть практики, которые работают.

- Роман Борисович, сам я не люблю переходить на личности. Но люблю, когда переходят другие. Материал получается гораздо интереснее.

- Ха-ха-ха! Не хочу никого обижать, но я напрямую ей это говорю: «Жанна, а что тебе мешает участвовать в конкурсах? Заходи на сайт, регистрируйся, участвуй. А не заходить, не регистрироваться и потом говорить: меня не спросили…».

Читайте также
Вкус запретного плода (фоторепортаж)

Не сбылся Яблочный бульвар

С г-жой Спунер я действительно знаком больше двух лет, с г-ном Турехановым в процессе подготовки материала встретился впервые. После беседы с г-ном Шнайдерманом позвонил обоим с вопросом, что они сделали для родины большого и светлого.

Нурлан ответил: «Я не дружу с Байбеком, поэтому у меня нет крупных реализованных проектов». А во время интервью он показывал мне альбом с эскизами парка «White Garden», который предлагал топ-чиновнику акимата одного из его прежних созывов. Причем архитектор сам нашел инвесторов, которые были готовы вложиться, разбить парк и подарить его городу. Но начались вопросы: а кому мы повесим его на баланс и т. д.? И идею, в конце концов, замотали.

Кроме того, на сайте tedxalmaty.com я нашел краткое резюме Туреханова: «Дизайнер основанного им бренда одежды «mechanical piano», преподаватель дизайнерского факультета в КазГАСА и частной школы дизайна «mechanical piano». Изобретенная им технология получения изображений при помощи зеркальных отражений «Алаайна» вошла в топ-100 лучших дизайнерских решений в мире».

На снимке: Яблочный бульвар в дневное время (визуализация).

Что касается Спунер, то, когда стало известно, что тендер уже состоялся, а в план компании «Envicon-A» еще не вносились изменения, она предложила городу - тоже бесплатно - проект Яблочного бульвара (визуализация Владислава ФИЛАТОВА). По словам автора, летом на Арбате очень жарко, и там необходимы были деревья.

На снимке: Яблочный бульвар ночью (визуализация).

Кроме того, г-жа Спунер считает, что городу с названием Алматы необходимо иметь хотя бы одну улицу, засаженную яблонями.

На снимке: питьевые фонтанчики на Яблочном бульваре (визуализация).

Как она говорит, команда Гейла проект одобрила, было только одно несущественное замечание: плоды будут падать на мостовую, и люди могут поскользнуться.

На снимке: укрытый общепит на Яблочном бульваре (визуализация).

Но, поскольку акимат уже провел конкурс, проект реализован не был. Правда, в шнайдермановский план из него взяли «сухие» фонтаны.

На снимке: «сухие» фонтаны и качели (визуализация).

Может быть, поэтому Роман Борисович так часто поминал Жанну в ходе беседы?

На снимке: Яблочный бульвар (вид сверху, визуализация).

Можно ли считать Туреханова и Спунер только лишь «диванными критиками» - судите сами.

А я вступать в перепалку с победительным Романом Борисовичем не стал.

До поры до времени.

Читайте продолжение "Почему верблюды не прошли по Арбату" и "Облик Алматы не должен зависеть от того, с какой ноги встал Байбек".

Фото: Вадима Борейко, vlast.kz, со страницы Нурлана Туреханова в Facebook, Владислава Филатова.

Загрузка...
Guest 2017-11-10 14:10:05
6
Город только тогда будет приобретать нормальные очертания, когда казахи начнут думать СВОЕЙ головой и болеть ДУШОЙ, а не слушать разинув рот, всяких пришлых с израиля, которым, вы даже не представляете на сколько чихать на вас и ваш город, лишь бы срубить ваше бабло пользуясь вашей простотой и некомпетентностью.
Тэтяна 2017-11-10 11:21:41
7
Арбат и пешеходная зона на Панфилова скучны и делать там нечего - в этом я полностью согласна с Нурланом Турехановым. Архитектурно-дизайнерский отстой.
Лола 2017-11-10 11:38:25
4
Читала вашу статью как детективную историю. Надеюсь на дальнейшие истории про тендера и госзаказы
Гульнур Алихановна Оразымбетова 2017-11-10 12:01:32
3
Самое ужасное, что художники и архитекторы в двух столицах кричат на всех выставках о коррупции в тендерах. Я им говорила, что надо бороться, печататься в СМИ, выступать со своими проектами. Люди отмалчивались или говорили: "Бесполезно!" Наконец-то у меня как у культуролога есть возможность оценить модерн городского пейзажа.
Тэтяна 2017-11-10 12:02:59
2
Человеку хочется прогуляться, расслабиться, поглазеть, "полизать" глазами витрины, продемонстрировать свой прикид, заглянуть в кинозал или театрик, выйдя из которого примоститься у столика уличных кафе, наблюдая гуляк, глотнуть горячего вина...,послушать уличных музыкантов..., но никак не вцепиться в спортивные снаряды и качать мускулы. Самое место этим снарядам в спальных районах, но не в центре города в прогулочной зоне.
Наталья Вересова 2017-11-10 12:04:25
6
От Гоголя до Арбата,улица была широкой,. Была парковка и машины проезжали вдва ряда. А что теперь, с краю расширили газон,дорога стала узкой,парковка так и осталась,машины разъехаться не могут. Какай идиот это придумал,не понятно.
Гульнур Алихановна Оразымбетова 2017-11-10 12:05:50
2
Предъявленный эскиз - не колхозный, интересный, но надо глобально для города думать, как это предложили Жанна Спунер и Туреханов - одобряю как блогер и директор худгалереи "ГулиДина". Меня еще убивает морально скопированные с Инета лошадки и чашки с цветами в Астане, а-ля металл маленькие скульптуры. Опять копирка. Даже скульптура Рязанова в РФ и генерала Де Голля в Астане страшно похожи - почему не свое, оригинальное?
Гульнур Алихановна Оразымбетова 2017-11-10 12:09:47
2
Копирки с Инета - чтобы не думать головой или акимату, чтобы ездить по миру, смотреть, как у других. Между тем в мастерских у художников - сколько всего, а за авторство акимат и тендеры не платят. В тендерах в Астане - проверки, бухучет. А почему не всенародное обсуждение через СМИ даже любого начинающего художника и архитектора?
Гульнур Алихановна Оразымбетова 2017-11-10 12:09:53
2
В материалах тендеров сам черт ногу сломит. А в СМИ чем публиковать одни и те же материалы по миру - конкурсы города и страны своих и оргиниальные идеи для новых кафедр! И деньги сразу!
Гульнур Алихановна Оразымбетова 2017-11-10 12:11:52
5
Жду такие статьи и комментарии со всех акиматов РК - больших и малых! А тендеры - открытые через СМИ в таком ракурсе, как в Рател сейчас - и сразу деньги победителю или победителям - нужно учитывать синтез идей, это же творчество, а населенный пункт принадлежит не только акимату
министр информации и коммуникаций
- У нас есть свобода слова. Если не трактовать, что свобода слова должна быть абсолютной, то оцениваю на 8.
Как приятно быть первым и даже единственным
По воскресеньям Ratel.kz традиционно публикует истории правозащитника Евгения Жовтиса из его жизни и юридической практики
Педагогическая поэма
Папе девяносто лет. У него почти нет зрения и слуха. Он не слышит ни этой глупости и не видит этой тупости. Маразма, который простирается вокруг
Дефолт покажет, кто где деньги держал
ЕНПФ вложил 50 млрд тенге в облигации Bank RBK и почти 2,7 млрд тенге хранит на его депозитах, но иски о возврате, по данным Ratel.kz, пока не предъявил
Когда государство не знает, что делать, оно начинает принимать законы
В цикле интервью «Лица Казнета» Вадим Борейко завершает беседу с известным казахстанским экономистом Рахимом Ошакбаевым
Как казахи понимают национальную идею
Ермек Турсунов продолжает публиковать заметки из нового цикла «Возвращение домой» о казахских обычаях, традициях, обрядах и ритуалах
Кто окучивает финансовые грядки в Центральной Азии
Пытающиеся играть в глобальные игры должны помнить, что лояльность других стран им придется постоянно покупать
После публикации на сайте Ratel.kz депутаты потребовали провести расследование
У "акжоловцев" возникли сомнения в реальной стоимости приватизированного Павлодарского областного диагностического центра
Новый скандал на Хоргосе
Почему на приграничной территории перестают работать законы
Не смейтесь над Байбеком
Напрасно аким Алматы оказался мишенью всех шутников страны
«Чмо» внутреннего потребления
Поставить на колени Киргизию – сомнительное удовольствие
Плетенье чепухи: Дурак – двигатель прогресса
Ratel.kz продолжает публикацию знаменитых записок «Плетенье чепухи» Герольда Бельгера, не увидевших свет при жизни писателя
Хрен всё знает
В социальных сетях появились фотографии некоего продуктового набора якобы стоимостью 500 тенге с биркой «Ланч Байбек»
Вертикально интегрированный бардак
Не успели мы выйти из бензинового кризиса, как Минэнерго предупреждает о новом дефиците - на сей раз дизельного топлива
Ставка больше, чем жизнь
Почему банки не выдают кредиты
Потерянные миллиарды
Те, кто государственные деньги в банки клал, должны разделить ответственность с теми, кто их потерял
Чужая смерть
Жуткие приступы мизантропии из-за обычных людей, живущих в вечном страхе и неспособных помочь в трудную минуту другим
Никому не интересный юбилей
7 ноября исполняется 100 лет со дня Великой Октябрьской социалистической революции
«Дружеское закрытие глаз» ценой $163 млн
Почему на границе Казахстана и Кыргызстана многокилометровый затор
Даниил Кислов: Гульнара Каримова не просто злодейка, на которую можно повесить все грехи
Если Шавкат Мирзиёев хочет в самом деле реформировать политику и экономику своей страны, то одними "разоблачениями" дочери экс-президента тут не обойтись
Сергей Уткин: Зачем воин-папа подставил своего ребёнка
Давить на суд и прочих должностных лиц обществу можно и нужно, а вот экс-министру, использующему свои связи во властных структурах, категорически нельзя
Немецкий инвестор разочарован в Казахстане из-за Какимжанова
Гюнтер Папенбург направил генеральному прокурору Казахстана Жакипу Асанову письмо, в котором просит разобраться в закрытии расследования против экс-министра
Как правильно уничтожить рыночную экономику
- Чтобы уничтожить экономику - достаточно вынести неправосудное решение суда и формально ликвидировать работоспособных предприятий, и без террористов разрушат до основания.
Ашаршылық. Искусство забвения
- Гульнар, меня не отпускает Ваш рассказ. Впервые признание о людоедстве ( страшно писать это слово, но другим его не заменишь). В нашей семье тоже есть такой рассказ, менее трагичен, но связан именно с этим ужасом. Пару лет назад я его тоже описала на странице одного издания, должна была это сделать. Много свидетельств ушло безвозвратно, жертвам нелегки эти признания. Да и не поощрялось. Думаю, и вам непросто было найти слова. Вы молодец.
Государство не смогло забрать у сестры Бергея Рыскалиева гостиницу
- Говорят Кина нет!Чем не кино?Братьев награждали орденами.Управляли они областью с нефтеперерабатывающим заводом, а дорог асфальтированных в той стороне вообще нет,только в городе. Прикрол,что еще один олигарх сидит пьет свое иссыкское вино. деньги получил на строительство дороги,аони закончились еще на стадии покрытия.Как считали,как он выиграл тендер? Зато сми должны уплатить 55 млн за моральный и за какой-то материальный ущерб. Многосерийное кино
Рузский мир
- Учитель - это призвание! Нужно уже сегодня начать делать жесткий отбор и в эту профессию принимать только по таким параметрам, как любовь к детям, к преподаванию, умение отдавать.а не только впитывать материал. В институтах на комиссии должны быть и психологи, которые будут выявлять будущих настоящих учителей. И это не только языковедов касается. А всех учителей. А то зачастую в профессию идут от безысходности и желания иметь просто всегда кусок хлеба. А страдают потом дети
Что лежит под клавиатурой?
- Аффтар написал страшилку. В Юникоде есть и латинские буквы, есть и апострофы. Лучше бы Аффтар написал, что в ИМЕНАХ САЙТОВ и в адресах ЕМАЙЛ нет, не было и не будет апострофов в качестве допустимых символов. Для особо умных абисняю - не будет сайтов типа qo'qsag'yz.kz, придется писать по старинке - koksagyz.kz. Не будет емайлов типа s'as'y'@mail.ru, придется писать shashu@mail.ru. Ну и смысл тогда в нововведении?
Приятного просмотрика, Бауке!
- Уважаемая, Салима! Люблю читать Ваши стати, да вообще Ратель это единственное читабельное издание в стране к сожалению или к ... ?
Как правильно уничтожить рыночную экономику
- Какая хорошая статья Честно говоря, давно не интересно, что происходит в этой стране, но какая хорошая статья. Автор - экземпляр штучный, для казахов. Да банки не хотят участвовать в гос. программа и фондовый рынок не развит. По секрету, анонимно, подскажу выход, всем тем бедолагам, которые ищут финансирование: международное отмывание денег через бизнес-инвестиции. Других вариантов, лично, я не вижу.