Қаз   Рус

О Мустафе

10659 просмотров
27
ЕРМЕК ТУРСУНОВ
Четверг, 14 Сен 2017, 11:00

Частный фонд Досыма Сатпаева переиздал книгу Мустафы Шокая «Туркестан под властью Советов», впервые увидевшую свет в Париже в 1935 году

На снимке: Мустафа Шокай.

Читайте также
Ермек Турсунов: По следам Мустафы Шокая

Досым САТПАЕВ издал еще одну книгу. На этот раз замечательный труд Мустафы ШОКАЯ «Туркестан под властью Советов. К характеристике диктатуры пролетариата».

Мне думается, это очень важное дело. И полезное. Потому что многие из нас слышали это имя, но мало кто знает, каким он был – Мустафа Шокай.

Одно время я занимался историей партии «Алаш-Орда». Изучал непростые биографии ее лидеров. Даже в этом ряду судьба Мустафы Шокая стоит особняком. Кто-то до сих пор считает его предателем. Кто-то, наоборот, боготворит.

Не хочется ни с кем вступать в споры. У каждого ведь свой взгляд на вещи. Своя правда.

Я открыл для себя Мустафу, проехав весь его путь от начала до самого конца. И путь мой начался со станции Сулу-Тобе, что в Кызылординской области. Там Мустафа родился, зимой 1890 года. А умер в Германии. Похоронен на турецком кладбище Щехитлик в Берлине.

На снимке: книга Мустафы Шокая «Туркестан под властью Советов» на полке магазина «Меломан».

Читайте также
Ермек Турсунов: Жить хочется, а существовать - не очень

Неотвратимость трагедии

Теперь, когда я проехал его дорогой, мне кажется, я могу о нем говорить.

А говоря о Мустафе, хотелось бы избежать общепринятой лексики, особенно в той ее части, когда мы начинаем перебирать биографии героев прошлого. Хотелось бы обойтись без велеречивой патетики, сопровождаемой тоннами бесплатной бронзы на случаи наших бесконечных юбилеев и торжеств. Тому есть веская причина.

Для меня Мустафа Шокай означает неотвратимость трагедии казахской интеллигенции начала XX века. Поколения блестящих мыслителей и гуманистов, имевших несчастье родиться именно в тот смутный период, когда без лишних раздумий и сожалений начисто стирались прежние стереотипы жизни и на смену им через жизни и смерти миллионов вбивались новые правила миропорядка.

Закрытость этого имени естественным образом породила множество легенд и вымыслов. Правду знали немногие. И лишь немногие из тех немногих дожили до наших дней. По остальным карательная машина страны Советов проехалась тяжелым катком репрессий.

Биографией Мустафы Шокая, изучением его трудов занимаются наши и зарубежные ученые. Почти двадцать лет исследует феномен Мустафы турецкий историк Абдувахап КАРА. В нашей стране наиболее известны работы Мамбета КОЙГЕЛЬДИЕВА, Бахыт САДЫКОВОЙ, Дархана КЫДЫРАЛИЕВА и Айтана НУСИПХАНА. Эпизодически появляются газетные и журнальные публикации. И всё же Мустафа Шокай - как грандиозное явление социально-политической жизни XX века - не осмыслен в достаточной степени, а следовательно, не в полной мере раскрыт. Его идеи, его победы имеют для нас – ныне живущих – неоценимое значение. Чтобы это понять, нужно вначале постараться уяснить логику жизненных исканий Мустафы и смысл мессианской жертвенности его соратников.

Соловьиные трели штатных пастырей усугубляют ощущение острого дефицита свежей мысли. Перепевы в новых формулировках застарелых идей, приправленные парой ссылок на деятелей прошлого, повергают в уныние.

А Мустафа нам нужен. Надо перечитать его статьи, его книги и журналы. Восстановить страницы жизни. Они ответят на многие сегодняшние наши вопросы. Мустафа актуален до сих пор.

Читайте также
Там, где торжествует серость, к власти приходят чёрные

Главная черта - бескомпромиссность

К сожалению, знаем мы о нем мало. Ни в школьных программах, ни в вузовских полноценной информации о нем нет. Сведения носят поверхностный характер: там-то родился, там жил…

Этого мало. Нынешнее его возвращение должно состояться по-другому, осмысленнее. Нужно попытаться понять, что он для всех нас значит? И что мы все значили для него?

На мой субъективный взгляд, самой главной его чертой является бескомпромиссность. Он явно не конформист. Сколько раз в своей короткой жизни (а прожил Шокай всего 51 год) сталкивался он с проблемой выбора! Причем фортуна играла с ним по-крупному.

Губернатор края, некто САМСОНОВ, предлагал юному Мустафе по окончании Ташкентской гимназии с золотой медалью должность при своей канцелярии. Милость по тем временам неслыханная. Шокай отказался и уехал в Санкт-Петербург. Поступил на юридический факультет университета Его Императорского Величества.

Алихан БУКЕЙХАНОВ, вечный наставник, протежирует ему, и Мустафа в 24 года становится секретарем мусульманской фракции Государственной думы России. Впереди, казалось бы, блестящая политическая карьера, но внезапно умирает отец Мустафы, и он возвращается на Родину. В глухую степь.

Позднее КЕРЕНСКИЙ предлагает портфель министра в своем правительстве. Мустафа отвечает отказом.

Алашординцы, ближайшие соратники, обсуждают возможность успешных переговоров с большевиками после Октябрьской революции. Рассматривался вопрос сохранения независимости в составе России.

Мустафа выступил против.

ФРУНЗЕ, командарм Красной Армии, предлагает сделку: роспуск правительства Кокандской автономии (в которой Мустафа к тому времени был уже премьер-министром) в обмен на должность представителя советской власти в Туркестане. Собственно, у Кокандского правительства отсутствовала армия. Другими словами, государство не могло себя защитить. Оно было обречено. Мустафа, понимая всё это, и здесь не соглашается.

За ним устраивают облавную охоту. Он выскальзывает из огненного кольца. В результате долгих мытарств оказывается во Франции.

Читайте также
По колено в родине

Немцам ответил отказом

…Были времена - не хватало на квартплату. Жили впроголодь. Жена устраивала платные обеды на дому…

И, наконец, когда к власти в Германии прорвались нацисты, они вышли на Мустафу со своими предложениями о сотрудничестве.

К началу войны относится история Туркестанского легиона. В Германии был создан даже специальный департамент – Остминистериум, - который занимался вопросами Востока. Рейхсвер видел в Мустафе организатора и вдохновителя Туркестанского легиона, обещая взамен, по окончании победоносной войны против Советов, должные почести.

Мустафа взял паузу на размышление и поехал по концлагерям. Встречался с военнопленными, общался - и в итоге ответил немцам отказом. Так что к созданию Туркестанского легиона Мустафа Шокай имеет весьма отдаленное отношение. Формирование армии из числа военнопленных-мусульман связано с именем Вели КАЮМ-ХАНА. Но это уже совсем другая история.

В декабре 41-го Мустафа скончался. По официальным бумагам - от тифа. Насколько это так, никто уже не узнает. Умер он в больнице с говорящим названием «Виктория». Видимо, судьба и здесь решила улыбнуться напоследок Мустафе своей кривой улыбкой.

Читайте также
«Бросить вызов светской черни»

Жизнь под оговором

Если подумать, Мустафа жил сравнительно недавно.

Уезжая за границу, Мустафа не мог не понимать, что советская пропаганда превратит его со временем в изменника Родины, перебежчика и предателя.

И действительно, карательная мощь всей системы была брошена на фильтрацию окружения Мустафы, включая родственников, друзей, коллег и даже тех, кто, пусть фрагментарно, вступал с ним в переписку.

Мустафу на Родине боялись даже родственники. Его прокляли, ибо упоминание одного только имени означало пристрастный интерес, разбирательство, арест…

Чужбина, постоянное преследование, одиночество, изоляция и планомерный оговор. Вот с чем жил Мустафа, находясь за границей. И всё это время, не переставая, работал. Публиковал материалы на восьми языках, издавал книги, журналы, выступал с лекциями практически по всему Старому Свету. По сути дела, он возглавлял диссидентское движение и серьезно влиял на умонастроения просвещенной Европы. Тюркский мир вполне заслуженно считал его одним из своих духовных лидеров.

Два Мустафы – Шокай и Кемаль

Показательно, что на тот момент в тюркском сообществе было два Мустафы. Мустафа Шокай и Мустафа КЕМАЛЬ. Оба преследовали одну и ту же цель – независимость.

Турция находилась в положении колонии. Антанта полностью контролировала страну. Солдаты английской армии хозяйничали в Анкаре и Стамбуле.

Всё же потомки османов под предводительством АТАТЮРКА завоевали суверенитет, и по сей день Мустафа Кемаль почитается отцом возрождения своего народа.

Конечно, нельзя говорить о таких непростых вещах в сравнительной степени. Однако так сложилось. Одному Мустафе посчастливилось добиться цели всей своей жизни, другому – нет.

Хотя на ситуацию можно смотреть и под другим углом. Цели Мустафы Шокая были значительно глубже и шире. А именно: он говорил о единстве тюркских народов здесь, в Центральной Азии. Обосновывал он свои доводы и обшей историей, и общей культурой, общей верой. Как видим, его идеи приобрели особую актуальность сейчас, когда мы отгородились друг от друга колючей проволокой, опустили шлагбаумы, отпечатали свои деньги и о тяжелой жизни своих ближайших родичей узнаем по московским телеканалам.

Читайте также
О чапанах

Когда нам нечем хвастать в настоящем, мы зовем на помощь историю

Тогда и теперь речь вновь идет о выживании. Мир разделился. Сильные становятся сильнее, а слабые – слабее.

Подтверждается старая истина: когда нам нечем особо хвастать в настоящем, мы зовем на помощь историю. Впрочем, знаем мы ее скверно. Эпизодами. Преимущественно – «победительными». Этому есть свои объяснения: история – наука, которую всё время дополняют. Как правило, дополняют и дописывают с точки зрения правителей. Поэтому исторические факты имеют одну непреложную особенность – со временем они «изнашиваются».

Сейчас мы пытаемся заново открыть себя. В то же время нас соблазняют достижениями Запада. Как всегда – недосягаемыми (если их вообще нужно «досягать»).

В этой ситуации иной раз думается вот о чем: нет ничего страшнее для самобытности этноса, чем духовная ассимиляция. Можно подзабыть язык, можно растерять традиции, культуру, но нельзя терять дух. Он должен оставаться жить, и когда-нибудь он обязательно вспомнит язык, традиции, возродит культуру. Восстановит ее на уровне генной памяти. Уж ее-то не сотрешь ничем.

Нынче КУРМАНГАЗЫ звучит в новомодных псевдоэтнических ритмах. Наши дети пытаются во всем подражать – им. Получается нелепо, но никого это особо не смущает – переболеют, перекувыркаются. Мы, мол, тоже такими были. Выдается всё это в фальшивой упаковке якобы приобщения к мировой культуре. А помнится, АМРЕ и его старую домбру слушал в тридцать шестом весь Париж, когда не было ни телевизоров, ни видеомагнитофонов. Об этом концерте вспоминают до сих пор.

Читайте также
Зачем я показываю людям настоящее кино

Войти в мир через парадные двери

Экспортный стиль жизни – не про нас. Как показала практика, он ведет в никуда. Детям своим мы уже перестали рассказывать сказку про Ер-Тостика. В лучшем случае помним Красную шапочку. А Гарри ПОТТЕРА разве что в дома наши не заносят… В кинотеатрах наших – Голливуд, паразитирующий на историях Греции, Египта, Трои, Рима...

Всё это – звенья одной цепи. Мустафа еще тогда предвидел метаморфозы возможных трансформаций. Он пытался предупредить, что потеря корней, стирание всех оригинальных отличий, единообразие и подражательство породит стереотипность мышления, обезличивание.

Он хотел, чтобы мы вошли в мировое сообщество через другие – парадные – двери, а не через те ворота, в которые нас всех загнали когда-то бессловесной толпой.

Нас лишили права выбора. За нас выбирали другие, случайные попутчики, а не те, на кого мы могли бы положиться. В чем и состоит вся драма.

Теперь, чтобы двигаться вперед, мы вынуждены возвращаться назад. А это – потеря времени и сил. Нам приходиться восстанавливать память, историческое сознание, язык и всё то, что составляет нравственный облик целого народа. Конечно, это тяжело. А иной раз просто горько.

Любопытно, что Мустафа не хотел быть политиком. Он мечтал стать историком, заниматься прошлым своей многострадальной земли. Хотел писать книги…

Мустафа был пятым в семье – самым младшим. Как и многие дети того времени, обучался поначалу у аульного муллы.

Служитель веры был строг. Предупреждал: не ходи, мол, в русскую школу, а то «наденут на тебя крест, превратишься в кафыра; забудешь родной язык и обычаи».

Мустафа прожил большую часть жизни на чужбине, но остался казахом. Вернее, стал тюрком. Настоящим тюрком. Продолжением всей предыдущей своей длинной истории. Истории Великого Турана.

Фото: e-history.kz, Досым Сатпаев.

Примечание. Книга Мустафы Шокая «Туркестан под властью Советов» продается в сети «Меломан».

Тэтяна 2017-09-14 10:55:17
-9
Ну, как же. Везде написано, даже в экзаменационных ответах для школьников, что Шокай был главой и создателем Туркестанского легиона, В. Каюм был его помощником, заменил Шокая на этом посту после егосмерти в 1945. Подозревают Каюма из-за этого поста в причастности к смерти Шокая. Если у Турсунова есть другие достоверные сведения, хотелось бы услышать от него эту "другую историю", если она имеется. Ни в коей мере не хочу умалить этим Шокая.
Тэтяна 2017-09-14 11:01:13
-4
Ошиблась. Год смерти Шокая - 1941 Извините.
Тэтяна 2017-09-14 11:14:25
3
То, что фонд Досыма Сатпаева опубликовал книгу Шокая - спасибо ему, я буду одним из первых ее читателей.
Буке 2017-09-14 12:09:41
11
Большое спасибо за память о Мустафе Шокае. Вообще о патриотах народа
7777 2017-09-14 13:30:04
14
Турсунов не прав. Шокай не выступал за независимость казахов. Шокай выступал за единый и неделимый Туркестан, в этом было его противоречие с Алш-ордой. Он считал Мангышлак, Южный Казахстан, Семиречье, - НЕОТЪЕМЛЕМОЙ частью Туркестана, а не Казахстана.
Тоха 2017-09-14 13:33:52
4
Прямо как на Украине! Пора Фурманова именем Шокая называть. Как в Киеве есть проспект Бендеры, а в Казахстане будет проспект Шокая и факельные шествия устраивать!
Тэтяна 2017-09-14 14:17:59
-8
Да, ТОХА 13:33:52 Есть в чем-то сходство с Украиной. Борьба против сепаратизма. Борьба против большевиков. Лишь Бандера оказал им вооруженное сопротивление. Разве только Шокай, Бандера... Ни один, ни другой не воевали на стороне фашистов. Но было 2 млн других, которые с оружием воевали на стороне гитлеровцев. РОА, например. И там были не только трусы. Это как надо было извести и довести свой народ, что они готовы были у захватчиков спасения искать.
Куаныш 2017-09-14 16:24:03
5
Большое спасибо Вам Ермек ! за все. Наши не грамотные , бестолковые историки и писатели не перестают обливать грязью великих представителей Алашорды во главе с А. Бокейхановым.
Дядя Алекс 2017-09-14 16:38:49
13
Пока хороший Шокай лелеял мечты о панктюркизме под боком у фашистов, злобные коммунисты - оккупанты строили города, учили детей, развивали промышленность. Вы как хотите, я его героем признать не могу, каким бы гордым не коллаборационистом о ни был.
Тэтяна 2017-09-14 18:07:58
-5
16:38:49 ДЯДЯ АЛЕКС За хорошее всегда спасибо. Но не надо становиться в позу обиженного, империя все делала в своих интересах, погубив половину населения страны. Чуть язык не потеряли. Да и даром никто никого не кормил, а вывозилось из страны много чего, при постоянном дефиците продуктов и самых простых вещей. Никто вас ни к чему не принуждает, имеете право на свое мнение. Да и не о героизме речь, а о человеке.
министр энергетики
- Есть круче анекдот. Министр энергетики вызывает к себе своего зама и говорит: "Ты понимаешь, почему цена на бензин поднялась?". Тот отвечает: "Потому что себестоимость поднялась, из России импортировали и так далее". А министр ему: "Объяснить я и сам могу. Я понять не могу".
Щедрые турецкие друзья Жансеита Туймебаева
На чем летает аким ЮКО?
Бойцы неслышимого фронта
Как народные избранники переживают за шахтеров
Профсоюз ручной, но шахтёры-то дикие!
Чем занимался профсоюз? Рассказывал в министерстве байки, что благодаря его неустанному взаимодействию с шахтёрами гасятся протестные настроения?
Акимов опять хотят поделить на фаворитов и аутсайдеров
Казахстанцам нужны не мифические рейтинги успехов и провалов, формируемые в Астане, а конкретные результаты работы акимов и местных органов власти
День Бенезависимости
История одной фотографии
Плетенье чепухи: Аул моей юности
Ratel.kz продолжает публикацию знаменитых записок «Плетенье чепухи» Герольда Бельгера, не увидевших свет при жизни писателя
До связи, Ген… До связи
Анна Устинова о своем супруге Геннадии Бендицком
Геннадий Бендицкий. Избранное. Глаза стыдятся - руки делают
Ratel.kz предлагает ретроспективу лучших материалов Геннадия Бендицкого, опубликованных в разные годы в газете «Время»
Как невесты становились женами
Ермек Турсунов продолжает публиковать заметки из нового цикла «Возвращение домой» о казахских обычаях, традициях, обрядах и ритуалах
Лондонская сырость больше не котируется в астанинском смоге
Наши чиновники убедились, что принятые на Лондонской бирже стандарты корпоративного управления имеют мало общего с «бизнесом по-казахски»
Беня знает за облаву
Журналист Зарина Ахматова - о Геннадии Бендицком
Геннадий Бендицкий: У меня не бывает заказных статей
Публикуем интервью, который Геннадий Бендицкий дал Алишеру Еликбаеву в 2012 году
Мы им нужны. А они нам зачем?
Наше общество - объект «заботы», управления и контроля, а не субъект политики и принятия решений. У нас один-единственный субъект – власть
Веревка для шахтёра
После девальвации тенге жизнь хозяев карагандинских шахт снова стала упоительна и прекрасна, а про рабочих они забыли
Стоит ли спасать проблемные банки?
Важнейшая задача государства – поддерживать доверие населения, бизнеса, общества в целом к банковской системе
Педагогическая поэма
Папе девяносто лет. У него почти нет зрения и слуха. Он не слышит ни этой глупости и не видит этой тупости. Маразма, который простирается вокруг
Новый скандал на Хоргосе
Почему на приграничной территории перестают работать законы
Не смейтесь над Байбеком
Напрасно аким Алматы оказался мишенью всех шутников страны
Хрен всё знает
В социальных сетях появились фотографии некоего продуктового набора якобы стоимостью 500 тенге с биркой «Ланч Байбек»
Ставка больше, чем жизнь
Почему банки не выдают кредиты
Лживый рынок молочной продукции
Как проверить молоко из холодильника на «натуральность»
«Дружеское закрытие глаз» ценой $163 млн
Почему на границе Казахстана и Кыргызстана многокилометровый затор
Даниил Кислов: Гульнара Каримова не просто злодейка, на которую можно повесить все грехи
Если Шавкат Мирзиёев хочет в самом деле реформировать политику и экономику своей страны, то одними "разоблачениями" дочери экс-президента тут не обойтись
Сергей Уткин: Зачем воин-папа подставил своего ребёнка
Давить на суд и прочих должностных лиц обществу можно и нужно, а вот экс-министру, использующему свои связи во властных структурах, категорически нельзя
Немецкий инвестор разочарован в Казахстане из-за Какимжанова
Гюнтер Папенбург направил генеральному прокурору Казахстана Жакипу Асанову письмо, в котором просит разобраться в закрытии расследования против экс-министра
В пригороде Павлодара переименуют 69 улиц
- Думаю, что в Алматы не помешало бы назвать одну из улиц в честь Бендицкого, ведь Геннадий ни разу не запятнал имя честного журналиста, боролся и помогал простым людям, высвечивал и выпячивал взяточников и коррупционеров! Геннадий действительно был яркой личностью и ярким журналистом который не давал проходу ворам, проходимцам засевшим в кабинетах власти! Думаю такая улица многим простым гражданам пришлась бы по душе!
Умер Геннадий Бендицкий
- Он не только был талантливым журналистом, он был настоящим юристом, аналитиком... и настоящим Батыром! Не верится что его подвел здоровья, нужно сделать вскрытия на должном уровне, не отравили ли его, так называемые ничтожные люди , про которых он писал, Почему то это дурацкая мысль не выходить из головы, как слышала эту печальную новость. Он был незаменим, такого журналиста больше нет! Генадий про Вас и про Ваших статьей никогда не забуду! Как жаль...
Как правильно уничтожить рыночную экономику
- Чтобы уничтожить экономику - достаточно вынести неправосудное решение суда и формально ликвидировать работоспособных предприятий, и без террористов разрушат до основания.
Ашаршылық. Искусство забвения
- Гульнар, меня не отпускает Ваш рассказ. Впервые признание о людоедстве ( страшно писать это слово, но другим его не заменишь). В нашей семье тоже есть такой рассказ, менее трагичен, но связан именно с этим ужасом. Пару лет назад я его тоже описала на странице одного издания, должна была это сделать. Много свидетельств ушло безвозвратно, жертвам нелегки эти признания. Да и не поощрялось. Думаю, и вам непросто было найти слова. Вы молодец.
Государство не смогло забрать у сестры Бергея Рыскалиева гостиницу
- Говорят Кина нет!Чем не кино?Братьев награждали орденами.Управляли они областью с нефтеперерабатывающим заводом, а дорог асфальтированных в той стороне вообще нет,только в городе. Прикрол,что еще один олигарх сидит пьет свое иссыкское вино. деньги получил на строительство дороги,аони закончились еще на стадии покрытия.Как считали,как он выиграл тендер? Зато сми должны уплатить 55 млн за моральный и за какой-то материальный ущерб. Многосерийное кино