Қаз   Рус

Плетенье чепухи: Урусов в драке не одолеть

15265 просмотров
9
Герольд Бельгер
Понедельник, 20 Ноя 2017, 09:00

Ratel.kz продолжает публикацию знаменитых записок «Плетенье чепухи» Герольда Бельгера, не увидевших свет при жизни писателя

На снимке: Герольд Бельгер.

Продолжение. Читайте часть 1часть 2часть 3часть 4часть 5часть 6часть 7часть 8часть 9часть 10часть 11часть 12часть 13часть 14часть 15часть 16часть 17часть 18, часть 19, часть 20, часть 21часть 22, часть 23, часть 24часть 25часть 26часть 27часть 28часть 29часть 30, часть 31, часть 32, часть 33, часть 34, часть 35, часть 36, часть 37, часть 38часть 39часть 40часть 41часть 42часть 43часть 44часть 45часть 46часть 47часть 48часть 49, часть 50часть 51часть 52часть 53часть 54часть 55часть 56часть 57часть 58часть 59, часть 60.

Читайте также
Все мы на одном корабле, и не время делиться на казахов и неказахов

Жеңге-жеңеше

Хотя я этнический немец, но у меня тоже есть жеңге (жена старшего брата, в этом контексте – жена старшего товарища. – Ред.) именно в казахском понимании. Одну из них я знаю полвека и ничего худого о ней сказать не могу, хотя всегда чувствовал, что ко мне она с самого начала относилась настороженно, нелюбезно, а точнее сказать – просто недолюбливала. Она постоянно подчеркивала, что я не ее поля ягода.

Склонна она была по всякому поводу меня задеть, уязвить, унизить при внешней толерантности и показной вежливости. Меня это поначалу несколько обескураживало, даже озадачивало, но потом я понял, что так она настроена против всех, кто находился в контакте с ее знаменитым мужем. Впрочем, она и мужа не жаловала, в грош не ставила: помыкала им, шпыняла, подкалывала. Особенно в кругу его друзей и знакомых. Мужа она считала за тряпку, за слугу, за неумеху-бедолагу, который только тщится показаться корифеем неизвестно чего.

Может, она таким образом подхлестывала его честолюбие? Вполне допускаю, ибо она претендовала на даму высшего света. Когда у мужа случались неудачи и разные промахи в творческих интригах или судейских тяжбах, она откровенно злорадствовала. К популярности его относилась насмешливо, ставя ему в укор славу других. Он ее покорно терпел, заводя мелкие шашни на стороне.

Меня с ее мужем связывала общая  работа, и я часто посещал этот дом. Даже жил у них по нескольку дней. Она еще с порога встречала меня косым взглядом, выразительно смотрела на мои бахилы и с нескрываемой досадой спрашивала будто ледяной водой окатывала:

– Ты зачем пришел? Тебя Какиша позвал?

Какишей она звала своего мужа.

Бывало, предупреждала:

– А у нас гости.

Это означало: да, у нас гости, важные птицы, элита, не тебе чета. Так что…

У меня запылали щеки, а по хребту пробежал холодок.

– Извините. Я не знал. Зайду позже.

И поспешно ретировался.

Читайте также
Завещание Герольда Бельгера

Однажды она спросила:

– Что такой смурной? Что-то болит?

– Болит, жеңге.

– Что?

– Душа, – ответил я.

– Душа?!!

И она расхохоталась, хотя ее невозможно было заставить улыбнуться.

– Да, представьте, душа.

– Ха-ха-ха! У него душа болит! Ой, умру! Да где она, душа-то? Как может болеть то, чего в помине нет?!

Я обомлел, сообразив, что у моей жеңге действительно души нет.

И здоровалась она со мной отстраненно, снисходительно.

– Ия, амансың ба? («Ну, здоров ли?»).

И я отвечал ей в тон.

– Э, тіріміз ғой. («Э, вроде пока жив»).

Со временем у меня пошли книги, обо мне стали всё чаще писать, иногда перепадали гонорары. Это обстоятельство мою жеңге особенно раздражало. Как же так?! Книги должны выходить только у ее мужа. Он, конечно, растяпа, но, говорят, корифей, классик, талант. И гонорары должны быть только у него. И она стала здороваться так:

– Ия, байып жатырсың ба? («Что, богатеешь?»).

– Богатею, – отвечал я смиренно.

– Сколько денег накопил?

– Ай, деньги – пішен (сено). Кто их считает?!

– Ну, так подкинул бы нам охапку-другую.

– Хотел было. Да у вас, вижу, и так мусору много.

– А тебе какое дело до нашего мусора?

– Боюсь споткнуться невзначай.

Так мы любезно пикировались.

– Слушай, – сказала она как-то. – Ты вроде знаешь казахский язык. Тебя считают переводчиком. А почему ты называешь меня жеңге?

Читайте также
Плетенье чепухи: Дурак – двигатель прогресса

– А как? Ваш муж по казахскому понятию мне вроде как старший брат. Вы его байбише. Значит, для меня жеңге.

– Не «жеңге» надо говорить. – Она поджала тонкие лиловые губы. – А же-ңе-ше. Понял?

Нет, жеңеше (ласковое обращение к жене старшего брата. – Ред.) я ее назвать никак не мог. Слишком нежно, любовно, слащаво.

Она темнела лицом, когда ее муж (азартный игрок) начинал рубиться со мной в шахматы. Играл он абсолютно беспомощно, и его бесконечные проигрыши угнетали ее. Ну, нельзя же, чтобы ее муж, корифей, проигрывал какому-то встречному-поперечному.

– Давай-ка со мной! – рвалась она к доске.

Но играть с ней я наотрез отказывался. После чего она меня и вовсе запрезирала.

Вообще-то одну партию я с ней как-то сыграл. Она двигала фигурами, непременно приговаривая: «Ага, он нацелился сюда, а я пойду туда. Он объявит шах, а я прикрою короля офицером. Он пожертвует коня за две пешки и выдвинет туру. И тогда я отступлю королем…».

Вот так она долго размышляла-комментировала, прежде чем делала, наконец, ход.

И я решил никогда больше с ней не играть.

Читайте также
Плетенье чепухи: Ратую за родство разноязыких духов

Однажды мы с ее мужем только сели было за шахматную доску, как она незаметно подкралась и в раздражении пнула доску так, что фигуры, подпрыгнув, разлетелись по всей комнате.

Муж застыл с открытым ртом, а жеңге пробурчала:

– Дома сметаны нет, а он шахматами забавляется!

Я встал и тихо ушел. Всю жизнь жеңге силилась внушить, что она по всем параметрам выше мужа,  хотя он классик, и корифей, и еще бог знает кто.

Такой типаж!

На старости лет очутилась у разбитого корыта, а хорохорится по-прежнему, изображая из себя незаурядную персону. Ай да жеңге-жеңеше!

* * *

Всё имеет свою национальную окраску. Даже стычки-потасовки. Как дерутся немецкие бурши-увальни, я знаю только по литературе. Дрались как на кулаках, так и на шпагах. Куролесили, пишут, дай Бог.

Не видел. В той среде не жил.

Еще мальцом в поволжских дрофах Гнаденфлюрского кантона на немецких гулянках-посиделках, на свадьбах, на днях рождениях я не видел ни одной драчки. Я и немецких ругательств-то не слышал, кроме «Сакрамент!» и «Доннер-веттер!» и еще двух-трех нецензурных слов. Отец мой вообще всю жизнь обходился без бранных выражений на любом языке.

Читайте также
Плетенье чепухи: Чую - тень войны маячит где-то рядом

Из воспоминаний мамы я знаю, как в 20-х и начале 30-х годов прошлого века, во время раскулачивания и коллективизации, случались памятные драки по классовым различиям (активисты «Союза бедноты» и так называемое «кулацкое отродье»), а также из-за девок. Бились, рассказывала мама, смертным боем: в ход шли кастеты, дубинки, тесаки, плетки, колья, зубья бороны, железные прутья. Об иных побоищах говорили на все лады годами. Бывали регулярные стычки между соседними деревнями – лютеранами и католиками.

Празднества поволжских немцев я еще застал.

Играл, как правило, духовой оркестр. Его сменял струнный. Пели старинные народные песни. По многу раз особенно слаженно «Schön ist die Jugend», разные самодельные шнёкель-частушки на злобу дня. Танцевали. И не как попало, а чинно, торжественно, по всем правилам, разбившись на команды по шесть-восемь пар, притопывали так, что половицы скрипели-гнулись, танцоры друг друга подзадоривали, ярили громкими возгласами-вскликами: «Ю-хей! Ю-хай! Оп-сасá!» Веселились от души.

Откалывали номера, забыв обо всех делах-заботах. Столы ломились от яств: свиные сосиски, студень, креббели, клёцки, соленья, пироги с мясом, с ливером, с яблоками, грушами, смородиной, пасленом. Иногда поросенок, поджаренный, подрумяненный на вертеле.

Было это перед войной, аккурат в урожайные годы, и теперь мне чудится, что жили тогда поволжские немцы вполне зажиточно.

Скорее всего, так оно и было.

А пили – смешно говорить – по нынешним меркам самую малость. Весь праздничный стол украшал один пузатый графин с домашней наливкой или бражкой и две-три чекушки водки. Стопки были с наперсток из толстого стекла вместительностью, думаю, 15-20 граммов и рюмашки на высоких ножках такого же примерно объема. Залпом стопочку никто не выпивал, это считалось крайне неприличным, постыдным.

Пили в два-три приема под настроение. И всем было весело. Пьюхой в родительском селе Мангейм слыл мой дядя, онкель Фриц. О нем с некоторым ужасом говорили, что он пьет доппельт, т. е. осушал аж две стопочки. Выпив, он выделывал длинными ногами такие замысловатые па и так лихо дурачился, что все вокруг умирали со смеху. Сын его Вольдемар и дочки Вера, Вильгельмина и Виктория на мандолине, гитаре и балалайке играли специально для отца озорную польку.

Пишу о том, что видел.

Веселье длилось обычно всё воскресенье. И никаких драк, стычек, столкновений-недоразумений не случалось.

А вот урусы дрались свирепо, не понарошку, а по-настоящему. Унять-разнять драчунов было почти невозможно. Они сходились на ристалище, где исход был один – победа. Зрелище было страшным. Пыль столбом. Мат раскатывался многослойный и многоцветный. Размахивали кулаками, пинали по самым чувствительным местам, норовили бить по мордасам, разбивали носы, закатывали звонкие оплеухи. На кровь не обращали внимания.

Я это видел и на Волге, в Солянке, где отец работал недолго лекарем, и в Казахстане, и даже в фойе Союза писателей, на разных тусовках. И каждый раз удивляло меня то, что после таких бесшабашных побоищ драчуны на другой день пили мировую, будто ничего и не было. На подобное, кажется, способны только урусы. О кавказцах судить не могу.

Жил в нашем ауле один лихой урус-малай.

Читайте также
Плетенье чепухи: На смену джунгарам пришли Солженицын и Путин

Рыжий, конопатый, жилистый, мутноглазый сорвиголова лет семнадцати-восемнадцати. Единственный сын аулсоветской уборщицы и жалмерки тети Иры. Ох, агрессивный был, конфликтный. Дрался – любо-дорого смотреть. Против пятерых аульчан смело шел один. Бил руками, ногами, калганом-башкой так, что здоровенные джигиты отлетали прочь.

Он часто уезжал и пропадал месяцами в криминальном Кызылжаре, где якобы снюхался с бандитской шайкой и отборным жульем.

Вполне возможно.

Помню, старшеклассники-интернатовцы во главе с местным забиякой-батыром решили проучить Лёньку-наглеца. Собрались человек двадцать храбрецов, подловили как-то Леньку возле аулсовета, взяли его в плотное кольцо, не скрывая своего зловещего намерения. Надо же! Двадцать джигитов на одного Ленку! Я подумал: теперь Леньке капут. Измочалят, запинают, затопчут.

Не тут-то было.

Ленька мгновенно сориентировался, выхватил откуда-то увесистую железяку, издал дикий клич: «Кар-рамба! Полундра!» - и ринулся чертом в самую гущу карателей.

– Ой-бай! Ой-бай! – зашлись они дурниной и разбежались-рассыпались кто куда, трусливо оглядываясь издалека.

– Эй! Собачьи дети! Куда драпаете? – завопил хрипло Лёнька. – А ну, подходи!

Никто не подходил даже на расстояние брошенной палки.

Директор школы, сухорукий сморчок, наблюдал за этой сценой с крыши своего сарая.

Той же ночью, ближе к рассвету, дом директора охватил огонь.

А Лёнька исчез. Как в воду канул.

О его дерзкой выходке шептал-гудел весь аул. Мне показалось: с восторгом.

Через несколько лет прошел слух, что Ленька погиб в какой-то разборке то ли в парке Кызылжара, то ли на базаре Омска.

А я с тех пор сделал вывод: урусов в драке не одолеть и лучше с ними не связываться.

Фото: rus.azattyq.org.

Ratel.kz выражает благодарность режиссеру Ермеку ТУРСУНОВУ за подготовку записок Герольда БЕЛЬГЕРА к печати.

Загрузка...
НАГЫЗ АЗАМАТ 2017-11-20 12:31:02
-2
Есть у меня друг Боб, живет в СКО. Как будто с него Леньку писали. Всегда восхищался его храбростью, отвагой и великодушием. И таких смелых много. Очень много. 1 Ленкька стоит 20-ти "джигитов" не спорю.
НАГЫЗ АЗАМАТ 2017-11-20 12:34:25
-5
Интересные материалы начал печатать Ермек. Невольно думаешь, что фамилия Нарымбаев, а не Турсунов.
Тэтяна 2017-11-20 13:09:31
-11
Обученному боевому искусству любая махаловка не страшна; по стойкости и умению драться такжики самые не хилые.
Лана 2017-11-20 13:37:54
4
Это не Ермека Турсунова, а Герольда Бельгера
dot 2017-11-20 17:44:06
1
Кажется, у Достоевского, про каторгу, есть аналогичный драчливый типаж - татарин, его всем бараком били и не могли одолеть. В конце концов забили. Ленька скорее всего обруселый татарин, как и все в поволжье. Здоровье не бесконечно, отсутствие мозгов - это навсегда. Без страха - это клиника. Были у меня подобные приятели, татарин и казах, тоже убили. Агрессивны были, очень жестоки, уровень на 3 класса. В детстве тоже ими восхищался. У бойцовых собак мозги тоже определенного настроя.
гость 2017-11-20 19:19:14
0
Казахи по пьяне конфликтуют еще хлеще русских. А духовитость и примороженность от нации не зависит. Везде есть свои леньки.
Да уж... 2017-11-20 14:15:35
3
Все равно какой-то душковый подтекст всегда есть... Не нравится ему наша женге, а как Ленька жигитов бьет, аж с восторгом рассказывает....
жумабеков 2017-11-21 13:46:10
2
людей от животных отличает то что они идут на смерть не ради еды а ради то чего нельзя потрогать то есть всякие идеи и идеалы и таких людей Гумилев называет пассионарии и они двигают историю когда таких людей нет то прогресс останавливается и начинается регресс но эти люди появляются не от воспитания и образования а от пассионарных толчков.
знаюявас 2017-11-21 22:39:48
1
Если б так плоха была женге, не оставался бы он у нее дома даже на несколько минут, не то что несколько дней, и часто не ходил бы к ним... Видимо со временем все хорошее забылось, осталось в памяти только неприятное
министр энергетики
- Есть круче анекдот. Министр энергетики вызывает к себе своего зама и говорит: "Ты понимаешь, почему цена на бензин поднялась?". Тот отвечает: "Потому что себестоимость поднялась, из России импортировали и так далее". А министр ему: "Объяснить я и сам могу. Я понять не могу".
Щедрые турецкие друзья Жансеита Туймебаева
На чем летает аким ЮКО?
Бойцы неслышимого фронта
Как народные избранники переживают за шахтеров
Профсоюз ручной, но шахтёры-то дикие!
Чем занимался профсоюз? Рассказывал в министерстве байки, что благодаря его неустанному взаимодействию с шахтёрами гасятся протестные настроения?
Акимов опять хотят поделить на фаворитов и аутсайдеров
Казахстанцам нужны не мифические рейтинги успехов и провалов, формируемые в Астане, а конкретные результаты работы акимов и местных органов власти
День Бенезависимости
История одной фотографии
Плетенье чепухи: Аул моей юности
Ratel.kz продолжает публикацию знаменитых записок «Плетенье чепухи» Герольда Бельгера, не увидевших свет при жизни писателя
До связи, Ген… До связи
Анна Устинова о своем супруге Геннадии Бендицком
Геннадий Бендицкий. Избранное. Глаза стыдятся - руки делают
Ratel.kz предлагает ретроспективу лучших материалов Геннадия Бендицкого, опубликованных в разные годы в газете «Время»
Как невесты становились женами
Ермек Турсунов продолжает публиковать заметки из нового цикла «Возвращение домой» о казахских обычаях, традициях, обрядах и ритуалах
Лондонская сырость больше не котируется в астанинском смоге
Наши чиновники убедились, что принятые на Лондонской бирже стандарты корпоративного управления имеют мало общего с «бизнесом по-казахски»
Беня знает за облаву
Журналист Зарина Ахматова - о Геннадии Бендицком
Геннадий Бендицкий: У меня не бывает заказных статей
Публикуем интервью, который Геннадий Бендицкий дал Алишеру Еликбаеву в 2012 году
Мы им нужны. А они нам зачем?
Наше общество - объект «заботы», управления и контроля, а не субъект политики и принятия решений. У нас один-единственный субъект – власть
Веревка для шахтёра
После девальвации тенге жизнь хозяев карагандинских шахт снова стала упоительна и прекрасна, а про рабочих они забыли
Стоит ли спасать проблемные банки?
Важнейшая задача государства – поддерживать доверие населения, бизнеса, общества в целом к банковской системе
Педагогическая поэма
Папе девяносто лет. У него почти нет зрения и слуха. Он не слышит ни этой глупости и не видит этой тупости. Маразма, который простирается вокруг
Новый скандал на Хоргосе
Почему на приграничной территории перестают работать законы
Не смейтесь над Байбеком
Напрасно аким Алматы оказался мишенью всех шутников страны
Хрен всё знает
В социальных сетях появились фотографии некоего продуктового набора якобы стоимостью 500 тенге с биркой «Ланч Байбек»
Ставка больше, чем жизнь
Почему банки не выдают кредиты
Лживый рынок молочной продукции
Как проверить молоко из холодильника на «натуральность»
«Дружеское закрытие глаз» ценой $163 млн
Почему на границе Казахстана и Кыргызстана многокилометровый затор
Даниил Кислов: Гульнара Каримова не просто злодейка, на которую можно повесить все грехи
Если Шавкат Мирзиёев хочет в самом деле реформировать политику и экономику своей страны, то одними "разоблачениями" дочери экс-президента тут не обойтись
Сергей Уткин: Зачем воин-папа подставил своего ребёнка
Давить на суд и прочих должностных лиц обществу можно и нужно, а вот экс-министру, использующему свои связи во властных структурах, категорически нельзя
Немецкий инвестор разочарован в Казахстане из-за Какимжанова
Гюнтер Папенбург направил генеральному прокурору Казахстана Жакипу Асанову письмо, в котором просит разобраться в закрытии расследования против экс-министра
В пригороде Павлодара переименуют 69 улиц
- Думаю, что в Алматы не помешало бы назвать одну из улиц в честь Бендицкого, ведь Геннадий ни разу не запятнал имя честного журналиста, боролся и помогал простым людям, высвечивал и выпячивал взяточников и коррупционеров! Геннадий действительно был яркой личностью и ярким журналистом который не давал проходу ворам, проходимцам засевшим в кабинетах власти! Думаю такая улица многим простым гражданам пришлась бы по душе!
Умер Геннадий Бендицкий
- Он не только был талантливым журналистом, он был настоящим юристом, аналитиком... и настоящим Батыром! Не верится что его подвел здоровья, нужно сделать вскрытия на должном уровне, не отравили ли его, так называемые ничтожные люди , про которых он писал, Почему то это дурацкая мысль не выходить из головы, как слышала эту печальную новость. Он был незаменим, такого журналиста больше нет! Генадий про Вас и про Ваших статьей никогда не забуду! Как жаль...
Как правильно уничтожить рыночную экономику
- Чтобы уничтожить экономику - достаточно вынести неправосудное решение суда и формально ликвидировать работоспособных предприятий, и без террористов разрушат до основания.
Ашаршылық. Искусство забвения
- Гульнар, меня не отпускает Ваш рассказ. Впервые признание о людоедстве ( страшно писать это слово, но другим его не заменишь). В нашей семье тоже есть такой рассказ, менее трагичен, но связан именно с этим ужасом. Пару лет назад я его тоже описала на странице одного издания, должна была это сделать. Много свидетельств ушло безвозвратно, жертвам нелегки эти признания. Да и не поощрялось. Думаю, и вам непросто было найти слова. Вы молодец.
Государство не смогло забрать у сестры Бергея Рыскалиева гостиницу
- Говорят Кина нет!Чем не кино?Братьев награждали орденами.Управляли они областью с нефтеперерабатывающим заводом, а дорог асфальтированных в той стороне вообще нет,только в городе. Прикрол,что еще один олигарх сидит пьет свое иссыкское вино. деньги получил на строительство дороги,аони закончились еще на стадии покрытия.Как считали,как он выиграл тендер? Зато сми должны уплатить 55 млн за моральный и за какой-то материальный ущерб. Многосерийное кино