Почему правоохранительные органы требуют от граждан давать обет молчания

9991 просмотров
0
Анна КАЛАШНИКОВА
Четверг, 13 Фев 2020, 09:00

Адвокат Джохар Утебеков: У правоохранителей монопольное право на освещение любого резонансного процесса с обвинительным уклоном

Первое, с чем сталкиваются граждане, попавшие в кабинет сотрудника правоохранительных органов – это подписка о неразглашении.

Причем неважно, в каком качестве вы вступаете в контакт с офицерами МВД, КНБ, Антикоррупционной службы и других ведомств, облеченных правом инициировать досудебное расследование – потерпевший, подозреваемый или свидетель, вы обязаны дать обет молчания.

Читайте также
Хроники Наурызбайского правосудия

Казалось бы, в чем проблема?

Но мы уже на себе ощущаем, как это опасно.

Когда арестовали Сейтказы МАТАЕВА, я много раз просила адвокатов его и его сына Асета об интервью. После записи беседы с тогдашним заместителем Нацбюро по противодействию коррупции Талгатом ТАТУБАЕВЫМ я предлагала адвокатам Матаева прокомментировать обвинения даже до публикации этого интервью и выдать все эти материалы вместе, но подписка о неразглашении не позволила предоставить равные права на выступление всем участникам уголовного процесса.

Год спустя подобный запрет наложили в Медеуском суде, где рассматривались гражданские иски предпринимателя Зейнуллы КАКИМЖАНОВА к редакциям и журналистам сайтов Forbes.kz и Ratel.kz. По просьбе адвокатов Какимжанова суд запретил освещение этого процесса в средствах массовой информации. Решения судов – известны.

Еще через год нам самим пришлось пройти обыски и допросы, после того как З. Какимжанов написал заявление в полицию. Вот уже два года длится расследование, но ни я, ни мои коллеги не могут ответить на вопросы журналистов и рассказать о том, что произошло.

И вот самый свежий пример. Месяц назад из следственного изолятора "Учреждение ЛА-155/18" должен был выйти девятнадцатилетний алматинец, родственники которого два месяца тщетно добивались его освобождения под залог. Родным пришлось забирать тело парня…

Читайте также
В алматинском СИЗО погиб подследственный

Теперь, даже имея на руках протоколы вскрытия, они не могут показать их ни журналистам, ни специалистам, чтобы найти ответы на вопросы о смерти близкого человека.

Плача, брат умершего в СИЗО парня сказал, что над ним висит подписка о неразглашении и ему грозит уголовная ответственность, если он поделится с обществом своими сомнениями и своей болью.… Хочешь поговорить об этом – готовься к тюрьме.

И я четко понимаю, что если мы обнародуем этот протокол, то снова начнутся допросы в полиции. Да, мы можем не разглашать свои источники, но тогда у нас снова изымут компьютеры и телефоны, у моего сына в очередной раз заберут планшет, из квартиры вынесут ноутбук и старый принтер моего отца.

Известный адвокат Джохар УТЕБЕКОВ не раз говорил о своем резко отрицательном отношении к этим жестким и даже жестоким ограничениям.

- Я с радостью поддержу публичную кампанию за отмену этого запрета о разглашении данных досудебного расследования, - заявил адвокат Утебеков. - Дело в том, что правоохранительные органы преследуют цель создать вокруг уголовного дела такую атмосферу, которая позволит им вытворять, что угодно. Но в итоге они добиваются не соблюдения тайны расследования, а лишь того, чтобы участники процесса, причем обе стороны, как потерпевший, так и подозреваемый, были лишены возможности обратиться к общественности, публично обсуждать эти вопросы, чтобы защитить свои права.

Если честно, то я в принципе не понимаю, как следователь, пока идет разбирательство, может раскрыть какие-то тайны расследования? Что там может быть такого секретного, что человек не может рассказать? Все приговоры находятся в публичном доступе. Все, что касается государственных секретов и дел, связанных с сексуальным насилием – то эти дела и так проходят под грифом "секретно", а все остальные дела рассматриваются в открытом заседании, приговоры находятся в общем доступе. И из приговора можно узнать всю суть дела, что и как там происходило.

Читайте также
Второго пилота Bek Air подвергали многочасовым допросам

Правоохранительные органы просто тупо закрывают абсолютно всю информацию по уголовным делам. Конечно, когда в каком-то деле упоминаются государственные секреты, я согласен, разглашать материалы дела нельзя. Но для этого есть защитный механизм, в таких случаях с человека берется подписка о неразглашении государственных секретов. Но таких дел - единицы. А что защищать в обычном досудебном расследовании? Сейчас ситуация законодательно только ухудшилась – с этого года запрет распространился также на закрытые судебные разбирательства. За разглашение их данных тоже введена уголовная ответственность. В Казахстане эта норма работает с 11 января 2020 г. Как я и ожидал, первые, кто от этого страдает – это потерпевшие, в особенности – жертвы педофилов. Даже у них судьи берут подписку о неразглашении, в итоге родители потом не могут ничего рассказать по делу. 

В декабре прошлого года одному из моих клиентов судья санкционировал арест за то, что на пресс-конференции он огласил фамилию следователя, который ведет его дело. Я считаю этот арест откровенным преследованием и явным нарушением свободы распространения информации и выражения мнений, гарантированной нам Конституцией и международным Пактом о гражданских и политических правах, который ратифицировал Казахстан. К тому же это нарушение права человека на судебную защиту, соответственно, возможность как-либо повлиять на ход судебного процесса и на ход досудебного расследования. 

Кроме того, по окончании досудебного расследования всем участникам процесса все равно предоставляются материалы дела в полном объеме. Неясно, в чем тогда смысл скрывать то, что участники процесса и так узнают? Что такого в том, что об этом узнает общественность?

Читайте также
Смерть в СИЗО: кто виноват

Я хочу сослаться на международный опыт. Мне неизвестно, чтобы такая норма существовала хоть в одной развитой стране. Да, такая же постыдная норма есть в российском законодательстве, но и там люди добиваются, чтобы эту норму исключили из закона – некоторые адвокаты отказываются от подписки о неразглашении. Правозащитники тоже активно сопротивляются. Международная правозащитная группа "Агора" в Москве успешно защищает людей по делам о разглашении каких-то фактов по делам досудебного производства. 

Все говорит о том, что статью 201 Уголовно-процессуального кодекса необходимо удалить, а параллельно удалить из Уголовного кодекса ответственность за нарушение этой статьи.

Почему разглашение сразу же влечет за собой уголовную ответственность и лишение свободы? Очевиден изначально карательный характер этой нормы – если ты что-то разгласил, пусть даже никто от этого не пострадал, то тебя все равно надо наказать, причем в санкции есть даже лишение свободы сроком до двух лет.  Но почему разглашение – это преступление, по сути приравненное к раскрытию государственных секретов?

Мало кто знает, что можно отказаться давать такую подписку. Но если адвоката предупредили о неразглашении хотя бы устно, это может повлечь за собой и другие последствия. Например, меня отстранили от участия в деле, когда я защищал Муратхана ТОКМАДИ. И с этим сталкиваются все адвокаты: следователь может отказать в предоставлении материалов дела, не допускать защитника к участию в следственных действиях, запретить вход в следственный изолятор под предлогом того, что адвокат не дал подписку. 

Читайте также
«Антикорпикчерз» представляет

Следователи особенно быстро берут в оборот потерпевших, заставляя их подписать бумагу о неразглашении. Люди, которых они должны защищать в первую очередь, страдают, потому что целиком оказываются во власти следователей.

Есть и другой аспект у этого запрета. Правоохранительные органы, особенно Антикоррупционная служба и Комитет национальной безопасности, любят выкладывать видеоролики, как они ловят коррупционеров или бандитов. Они не просто их показывают один раз в новостях, эти видео могут крутить на протяжении всего следствия. Один из последних случаев – задержание замакима Алматинской области Багдата МАНЗОРОВА. И ладно бы выложили его задержание, но выкладывают и скрытую съемку разговора с ним, в то время как другие участники процесса, давшие подписку о неразглашении, не могут этого делать. Получается, это улица с односторонним движением, маразм! Опять же дело Токмади – про него целые фильмы крутили, в которых показывали его негодяем, а от меня требовали подписку о неразглашении и в итоге исключили меня из дела. У правоохранителей монопольное право на освещение любого резонансного процесса, причем с обвинительным уклоном. О какой объективности и плюрализме мнений можно говорить? По сути, нас лишают права на свободу слова и мнений.

Чтобы было понятно, почему это так опасно для общества, приведу пример.

Сейчас изнасилование наконец-то стали квалифицировать как тяжкое преступление. И это случилось благодаря кампании группы "Немолчи.кз", проведенной после изнасилования пассажирки проводниками в поезде "Тальго". А представьте себе, если бы этот процесс был закрытый? Никто не смог бы рассказывать об этом деле. И в этом случае добиться, чтобы такое преступление, как изнасилование, перевели в разряд тяжких, было бы невозможно – общественное мнение исключили бы еще до стадии обсуждения. 

От редакции: Мы обращаемся ко всем нашим коллегам, адвокатам, правозащитникам и сотрудникам правоохранительных органов с просьбой высказать свое мнение по поводу 201 статьи УПК и соответствующих статей Уголовного кодекса. Имеют ли право граждане Казахстана делиться своим горем и добиваться справедливости в публичном поле – или это абсолютная монополия силовых структур?

Пишите нам на адрес info@ratel.kz с пометкой "Подписка о неразглашении".

Иллюстративное фото: drtabatabaie.ir.

Загрузка...
- У государства скопилось много квартир, доставшихся в наследство от утонувших банков. Продавать массово на рынке опасно, чтобы его не обрушить. Может отдать отличившимся медработникам после окончания всей этой истории? Если тысячи отличились, то тысячам и отдать. Все лучше, чем сверхурочные и повышение без того небольшой зарплаты.
Коронавирус как катализатор мыслительных процессов
Сумеют ли власти минимизировать ущерб от неизбежной катастрофы
Коррупция с человеческим лицом
На конец февраля из Казахстана выведено 27 триллионов тенге – значит, воруют не только в филармонии
Женис Касымбек: Пенсионерам не надо бежать в банки, чтобы оплатить коммуналку
Аким Карагандинской области попросил граждан в первую очередь беречь своё здоровье
Боже, храни тенге!
На смену саге "Торговое соглашение Китай-США" приходит новая мыльная опера "Нефтяное соглашение Россия-С.Аравия"
Бородатый анекдот про ковбоев не устаревает
И сильно напоминает нынешний "нефтяной" спор между Россией и Саудовской Аравией
Если ничего не делать, экономику ждёт коллапс
Чем более открытой, доступной и понятной будет власть, тем меньше будут побочные эффекты от принимаемых решений
Нижние соседи. Коронахроники
Мой многомудрый супруг заслужил орден Кассандры 1-ой степени, осыпанный брильянтами и гречкой
Советы врача для тех, кому 55+ (продолжение)
​Старость – это жить в согласии со своими болезнями
Юный мастер маникюра покоряет СНГ
13-летний мастер маникюра из Экибастуза получает посылки для работы со всего СНГ и сам помогает нуждающимся
В Актобе подтвердилось ещё 2 случая заболевания коронавирусной инфекцией
На карантин закрыли целую клинику
Когда наступит завтра
Пандемия может спровоцировать радикальные изменения в самых разных областях
Хочется сказать о любви
Крик души запертого человека
Нацбанк закручивает гайки
Регулятор пытается стабилизировать обменный курс административными методами
"КазМунайГазу" придётся отложить IPO
Если бы в руководстве компании заранее знали о грядущем нефтяном кризисе и пандемии, они, вероятно, поспешили бы
Что мы можем противопоставить "идеальному шторму"
Программа НПП "Атамекен" по импортозамещению товаров первой необходимости
Вирус и ЧП с экономикой
В отличие от спасения банковской системы, в этот раз придётся спасать МСБ, авиацию и простых людей
Идеальный шторм: отступать некуда!
В Казахстане имеет смысл объявить режим чрезвычайной ситуации
Про большой городской эксперимент
Пробок в городе не образуется (почти), скорость передвижения заметно выросла
Скандал ОПЕК+: Путин объявил войну саудитам
В случае победы России, помимо отвоёванных рынков и высоких цен, достанется благодарность всего прогрессивного человечества
Конфликты "казахского мира"
Почему люмпенизация населения может привести к катастрофе
Это сладкое слово "паника"
Когда Нацбанк обзвонит обменники и прошепчет магические слова: "Лицензия надоела, спекулянты?"
Казахстанцы продвигают бартер в условиях карантина
Натуральный обмен услугами и товарами активизировался в условиях чрезвычайного положения
Ключи
Назгуль достала из шкафа с кружевным бельём упаковку с таблетками и проглотила без воды две штуки
Когда АСП - грабеж работающих сограждан
Закон об адресной социальной помощи посадил дома тысячи отцов
Мы изнасилованы коррупцией
А насильники-коррупционеры чувствуют себя уверенно, защищённо и безнаказанно
Почему женщины не поддерживают друг друга
Объединение женщин может сильно изменить наше общество как в лучшую, так и в худшую сторону
"Мёртвое поколение" берёт власть
Тот, кто за деньги получил диплом и устроился на работу, тот и сам без денег никого на работу не принимает
Транзит свободы слова
Начавшиеся в Казахстане перемены в политической и общественной жизни усилили поляризацию СМИ
Как заработать на суициде подростков
Кто хочет создать новый рынок сбыта для фармкомпаний и поток пациентов в психбольницы
Экономика решал
Нужны внятные протекционистские меры по поддержке отечественного производителя
Куда приводят мечты
Что ни делаем – получается мешок
"Правильная" и "неправильная" экспертиза
Независимых экспертов найти очень трудно и гарантировать, что они не испугаются или не начнут осторожничать, невозможно
Принуждение к морали
- Я 12:45:04 Прошу Вас, сфокусируйтесь, пожалуйста, на простейшей мысли: никого не волнует представление имярека о морали, поскольку оно [его представление] всегда субъективно и относительно. Именно для этого и существуют ЗАКОНЫ. И если имярек считает себя потерпевшим - пусть подаёт заявление в полицию и через суд доказывает свою правоту. А вот угрозы поджечь клуб, избить хозяев клуба или участников инцидента - уголовно наказуемы. Благодарю за общение. :)
Американский суд встал на сторону Храпунова
- Ха! Храпунов кристально чистый? Ха! Три раза ха! На одной из работ пересекался и с чиновниками и с их детьми. Фильм "Крестный отец" просто отдыхает. И если чиновники еще как-то скромничают, ибо кресло потерять могут, если сильно зарываться будут, то их детки вообще себя ничем не ограничивают.
Варежки
- :) Спасибо, Сапа! "тургеньские девушки байзаковского возраста" - это пять! :) Оставайтесь таким всегда, даже если слово "всегда" противоречит устройству этого мира
Герольд Бельгер: Кокжайлау хотят уничтожить
- ТЭТЯНА, Кокжайляу - это уникальное место, там растут эндемичные виды растений, Кокжайляу красив своей естественной красотой, там лучше ходить пешком и наслаждаться красотой, дышать свежим воздухом. А туристические объекты можно и в другом месте строить, например построить этноаул где-нить недалеко под Алматой, в степи, я лично давно мечтаю, попить настоящий кумыс, обучиться какому-нибудь народному ремеслу и т.п.
Smart-путешествия по-МИДовски
- Мой айтишник за подобное приложение запросил 500 долларов и неделю срока. Торг уместен. Приложение на уровне дипломной работы студента. Вообще траты в МИДе сумасшедшие. Довелось побывать в одном из посольств Казахстана и заценить их компьютерное оснащение. Аймаки и макбуки в топовой конфигурации. Чтобы почту проверить и документ в ворде набрать им нужны компы за 3 тысячи долларов каждый. Автомобильный парк тоже впечатлил
Ратель. Лучшее за 2017 год. Сергей Уткин
- Уткин - высококвалифицированный юрист, что редкость даже среди обладателей юр. дипломов. Таким не сделать карьеры в КЗ, только на вольных хлебах........
Ханжество - 2017
- Только в нашей стране могут посадить человека за стриптиз в стриптиз-клубе.