Қаз   Рус

Все будет как всегда. Но может быть и хуже

1829 просмотров
3
Анна КАЛАШНИКОВА
Вторник, 19 Сен 2017, 09:00

Поправки в Закон о СМИ – удавка на шее журналистов

Читайте также
Тамара Калеева: Это гибель казахстанской журналистики

Депутаты мажилиса рассматривают проект поправок в закон, регулирующий деятельность средств массовой информации. Напомним, что поправки подверглись острой критике со стороны журналистского сообщества и экспертов.

Что же мы получим на выходе?

Президент международного фонда защиты свободы слова «Әділ сөз»Тамара КАЛЕЕВА (на снимке) настроена пессимистически.

Нас уже не слышат

- Тамара Мисхадовна, новые поправки в Закон «О СМИ» дошли до парламента. Может, депутаты возмутятся и завернут их?

- Конечно, хочется надеяться на лучшее, но боюсь, что будет как всегда. Проект, который попал в парламент, косный, нелепый. Журналисты, которые удосужились прочитать текст, взвыли, увидев, что чиновники собираются взять себе полмесяца на то, чтобы дать ответ на элементарный запрос редакции. Но эта дикость, думаю, вставлена в проект намеренно, чтобы оппоненты сосредоточились именно на ней.

Депутаты «по просьбе трудящихся» ее потом отменят, и общественность порадуется: хоть маленькая, но победа. А более серьезные вещи – останутся... Именно, по крайне мере, так и было до сих пор. Исключение - очередная попытка декриминализировать клевету, когда мы с треском проиграли по всем статьям.

Наши чиновники до сих пор на голубом глазу объясняют солидным международным организациям типа Комитета по правам человека ООН, почему за клевету у нас сажают: якобы достоинство граждан  превыше всего. Думаю, что никто из серьезных международных экспертов этому не верит. А мы делаем вид, что верим, пытаемся вразумить чиновников, что, дескать, должен быть баланс прав, что есть интересы общества, но нас уже не слышат.

Вообще среди чиновников, от рядовых клерков до генералов в штатском, я до сих пор не встречала людей, которые воспринимают журналистику как важнейший институт свободного и демократического общества. И действительно: если у нас такой «самостоятельно» мыслящий парламент, если у нас такой суд, то зачем нам по-настоящему свободная пресса, зачем нам свобода слова?...

Читайте также
Путь Абаева

У меня уже определенная классификация сложилась. Если большой чиновник важно вопрошает: «Вы считаете, что свобода слова должна быть абсолютной?»,- значит, из категории дубов. Об ответственности любят рассуждать «укушенные».

- Кем укушенные?

-  Журналистами, кем же еще? Каждый чиновник ранга выше среднего с удовольствием пересказывает историю, как пресса приписала ему, безвинному, чужие грехи, сунула нос в заповедные уголки родного ведомства, исказила отчество или, тем паче, должность.

 Внизу - рать безымянных исполнителей, на скромной зарплате, перегруженных работой, мечтающих о хорошей карьере. Они и поправляют законы, заглядывая не в международные стандарты, а в глаза больших начальников. А у больших начальников бизнес, родня, хобби, так что главное – чтобы ни один борзописец не смог заглянуть в его закрома.

- Не любите вы чиновников.

- Это взаимно. Они тоже не любят журналистов. Раньше хоть скрывали это.

Вопреки президенту

- Нашему закону скоро 20 лет, в его 26 статей внесено около сотни поправок. Может, он все-таки стал лучше?

- Три «ха-ха», как говорили в дни моей молодости. По-прежнему прописано, что запрещается использовать СМИ для совершения уголовных и административных преступлений, - словно для преступлений разрешено использовать хоть что-то. У нас по-прежнему СМИ – это любая форма распространения массовой информации. Сюда можно втиснуть и меню ресторанов, и объявления в магазинах, и афиши кинотеатров - разве нет? Законодатели втиснули в это определение только интернет-ресурсы. Позже обнаружилось, что хватили лишку. Министерство информации отдельным письмом разъяснило, что не все интернет-ресурсы влились в море масс-медиа, а только те, которые захотели этого. Многие ли захотели? Неизвестно, ведь реестр СМИ широкой публике так и не показывают. Думаю, что не много, да и те получили почетный статус, нарушив закон. Без нарушений не получится, ведь, все по тому же закону, нужно указывать периодичность выпуска и территорию распространения, а как локализовать территорию априори безграничного интернета?

Но наши чиновники и законодатели нелепостей и архаизмов документа не замечают, у них другие заботы. И в результате мы получаем нынешний проект поправок в закон о СМИ.

Читайте также
Свобода слова особого режима

Разработчики проекта делят всю информацию на «официальную» и «остальную», то есть второсортную.  «Остальная» - это как раз то, чем мы живем: разбитые дороги, коммунальные неурядицы, высокие цены, низкие пенсии и прочая «бытовуха». Вот эту информацию чиновники хотят выдавать журналистам за 15 дней. Берут, так сказать, двухнедельный карт-бланш на раздумья, что дать и как подать.

А ведь все исследования показывают, что казахстанцы мало доверяют отечественным СМИ. Кто-нибудь из авторов этой поправки задумывался, куда кинутся граждане за свежими новостями, когда «прокисшая» информация станет нормой? В Facebook, другие социальные сети, в зарубежные СМИ?

Пойдем дальше. Казахстан по уровню коррупции в прошлом году занял 131-е место - всего 176. Президент говорит, что СМИ должны активно бороться с этим злом, но журналистам вменяют в обязанность брать разрешение на публикацию сведений о личной и семейной тайнах. Понятно, что хотят уберечь не личные тайны сантехника дяди Васи - никому, кроме его домочадцев, не интересно, пьет он легальную «бормотуху» или подручный суррогат.

А вот когда честный чиновник любит и коллекционирует, скажем, бриллианты, вряд ли он разрешит публикацию этой детали его личной жизни, хотя ею заинтересовались бы многие. Я уж не говорю о том, что в законодательстве отсутствуют точные формулировки, что такое тайна личной жизни и семейной жизни. Тут вообще большой простор для оригинальных судебных процессов. Бывшая жена – правомочный обладатель семейной тайны о нажитом имуществе или нет? А теща, невзлюбившая зятя?

Читайте также
Тамара Калеева: Наш закон о СМИ напоминает Франкенштейна

То есть журналисты должны спрашивать разрешения на публикацию о коррупции у самих коррупционеров. В таких условиях самому знаменитому казахстанскому журналисту-расследователю, вашему Геннадию БЕНДИЦКОМУ, придется менять профессию, например, переквалифицироваться в управдомы.

Наверняка из самых гуманных побуждений в законопроекте расширено право на ответ, только вот расширено оно до полного абсурда. Предлагается публиковать ответ в течение пяти дней после получения такого требования. Гражданский кодекс дает для опровержения месячный срок, а наш профильный закон – меньше недели!

А требовать ответ можно, если в публикации распространены сведения, цитирую дословно, «ущемляющие права или законные интересы». Что такое «ущемляющие сведения»?

Опровергать предписано недостоверные порочащие сведения. А про ущемляющие факты никто ничего не знает, такого термина в законодательстве нет. Значит, впереди опять полный судебный произвол. То, что Ratel.kz проиграл в суде абсолютно выигрышное дело Зейнулле КАКИМЖАНОВУ – это пока еще только цветочки. Ягодки будут потом.

Дальше в лес – больше дров: впервые в законопроект вводится понятие пропаганды. Процитирую, запомнить это невозможно: «под пропагандой понимается распространение в средствах массовой информации взглядов, фактов, аргументов и иной информации, в том числе намеренно искаженной, для формирования положительного общественного мнения о запрещенной настоящим Законом информации и (или) побуждения к совершению противоправного действия и (или) бездействия неограниченного круга лиц». Я напишу «виной всему обычное африканское разгильдяйство» и меня по этой формулировке обвинят в побуждении к расизму.

Читайте также
Неважно, какая длина у медийного поводка, если еще есть намордник

Цензура постфактум

- Вы не сгущаете краски?

- Мы же ведем мониторинг нарушений свободы слова и видим, как по доносам супербдительных граждан журналисты с трудом отбиваются от обвинений в разжигании, в неуважении к святыням и пр.  С новым дополнением в закон эта тенденция окрепнет. Думаю, что это вклад «идейных» людей.

А вот и маленький вклад маленьких чиновников: требование публиковать выходные данные только на последней странице издания. Над СМИ же куча надсмотрщиков. В советские времена их честно называли цензорами, теперь это «мониторы». Сидят при акиматах скромные служащие, листают газеты, пачкают ручки типографской краской: а где там выходные данные, на второй или предпоследней полосе, не завысила ли редакция тираж, правильно ни написала свой адрес. Муторное это дело, листать газеты.

Теперь будет проще: смотришь только последнюю страницу. Думаю, можно пойти и дальше, определить обязательные места для репортажей, для аналитики, для интервью, - «мониторы» ведь не только за выходными данными следят, вообще бдят, не нарушили ли журналюги законодательство. Предварительная цензура сменилась пост-цензурой.

В этой связи в новом законопроекте больше всего беспокоят новые полномочия нашего уполномоченного органа, то бишь министерства информации и коммуникаций. Ранее в законе были положения о территориальных подразделениях министерства, потом их исключили, а теперь снова восстанавливают и наделяют правами, которые сформулированы очень расплывчато. Что это за территориальные подразделения, полуанонимные структуры при акиматах, как прежде, или что-то более солидное? Сколько их, каков штат? Какие «иные полномочия», кроме госконтроля и мониторинга, они должны осуществлять?

Читайте также
Когда сбегут самураи

Насколько компетентные специалисты будут в них сидеть? Ничего неизвестно, сплошная terra incognita. Боюсь, что на крошечные зарплаты этих подразделений польстятся такие же невеликие профессионалы, и у нас снова начнется череда административных процессов, штрафов, приостановлений и закрытий СМИ по смешным и позорным поводам.

Смешного и позорного, смутного и опасного в законе и в новых поправках вообще предостаточно, перечислять не хочется. Но самое обидное, что журналисты в массе своей даже не заглядывали в новый законопроект. Привыкли к окрикам и пинкам, думают, что приспособятся к новым решеткам, надеются на личные контакты…

- Невзирая на такой пессимистический настрой, вам придется обсуждать эти поправки с чиновниками и депутатами…

- А что делать? Отстраниться и клеймить со стороны? Это тупиковый путь. Нет, будем снова убеждать, ссылаться на чужой опыт и собственную практику. И потом, чиновники вне служебных кабинетов вполне нормальные люди, точно так же, как все мы, ищут источники интересной информации и вообще все всё прекрасно понимают. Просто, похоже, у них задача такая – загнать СМИ под лавку.

Мы должны настаивать, что нужно принимать новый, принципиально новый закон. Не получится, будем работать по проекту поправок, чтобы исключить их или, по крайней мере, нейтрализовать. Не самый вдохновляющий вариант, но если им пренебречь, всё будет как всегда. Но может быть и хуже. И нам, журналистам, и обществу.

Фото: sputniknews.kz.

andrey 2017-09-19 11:10:28
7
Самое печальное когда эти бывшие депутаты ,премьеры, генералы ,министры и чиновники попав на скамью подсудимых начинают апеллировать, сми ,просить и возмущаться на не справедливые приговоры и то что они не услышанны и не поняты!
Буке 2017-09-21 16:45:38
0
СМИ - нужны. Нужна честная информация.
Павел 2017-09-21 20:17:56
0
Только Ratel честный здесь. А в России РБК. Остальное ... "В гостях у сказки".
министр информации и коммуникаций
- У нас есть свобода слова. Если не трактовать, что свобода слова должна быть абсолютной, то оцениваю на 8.
Дефолт покажет, кто где деньги держал
ЕНПФ вложил 50 млрд тенге в облигации Bank RBK и почти 2,7 млрд тенге хранит на его депозитах, но иски о возврате, по данным Ratel.kz, пока не предъявил
После публикации на сайте Ratel.kz депутаты потребовали провести расследование
У "акжоловцев" возникли сомнения в реальной стоимости приватизированного Павлодарского областного диагностического центра
Когда государство не знает, что делать, оно начинает принимать законы
В цикле интервью «Лица Казнета» Вадим Борейко завершает беседу с известным казахстанским экономистом Рахимом Ошакбаевым
Новый скандал на Хоргосе
Почему на приграничной территории перестают работать законы
Бандитская Караганда: на «стрелку» - с боевыми патронами?
Полицейский Галим просил потерпевшего Ханатбекова дать ложные показания
Не смейтесь над Байбеком
Напрасно аким Алматы оказался мишенью всех шутников страны
«Чмо» внутреннего потребления
Поставить на колени Киргизию – сомнительное удовольствие
Как казахи подстроились под эпоху
Ермек Турсунов продолжает публиковать заметки из нового цикла «Возвращение домой» о казахских обычаях, традициях, обрядах и ритуалах
Куда посмотрит «око государево»?
Генпрокуратура у нас выполняет и политическую функцию, поскольку ее неограниченные полномочия неизбежно ведут к политическому влиянию
Кто окучивает финансовые грядки в Центральной Азии
Пытающиеся играть в глобальные игры должны помнить, что лояльность других стран им придется постоянно покупать
Плетенье чепухи: Дурак – двигатель прогресса
Ratel.kz продолжает публикацию знаменитых записок «Плетенье чепухи» Герольда Бельгера, не увидевших свет при жизни писателя
Хрен всё знает
В социальных сетях появились фотографии некоего продуктового набора якобы стоимостью 500 тенге с биркой «Ланч Байбек»
Вертикально интегрированный бардак
Не успели мы выйти из бензинового кризиса, как Минэнерго предупреждает о новом дефиците - на сей раз дизельного топлива
Ставка больше, чем жизнь
Почему банки не выдают кредиты
Потерянные миллиарды
Те, кто государственные деньги в банки клал, должны разделить ответственность с теми, кто их потерял
Чужая смерть
Жуткие приступы мизантропии из-за обычных людей, живущих в вечном страхе и неспособных помочь в трудную минуту другим
Никому не интересный юбилей
7 ноября исполняется 100 лет со дня Великой Октябрьской социалистической революции
Приятного просмотрика, Бауке!
Почему переозвучили фильм Рашида Сулейменова «Когда ангелы спят»
«Дружеское закрытие глаз» ценой $163 млн
Почему на границе Казахстана и Кыргызстана многокилометровый затор
Даниил Кислов: Гульнара Каримова не просто злодейка, на которую можно повесить все грехи
Если Шавкат Мирзиёев хочет в самом деле реформировать политику и экономику своей страны, то одними "разоблачениями" дочери экс-президента тут не обойтись
Сергей Уткин: Зачем воин-папа подставил своего ребёнка
Давить на суд и прочих должностных лиц обществу можно и нужно, а вот экс-министру, использующему свои связи во властных структурах, категорически нельзя
Немецкий инвестор разочарован в Казахстане из-за Какимжанова
Гюнтер Папенбург направил генеральному прокурору Казахстана Жакипу Асанову письмо, в котором просит разобраться в закрытии расследования против экс-министра
Как правильно уничтожить рыночную экономику
- Чтобы уничтожить экономику - достаточно вынести неправосудное решение суда и формально ликвидировать работоспособных предприятий, и без террористов разрушат до основания.
Ашаршылық. Искусство забвения
- Гульнар, меня не отпускает Ваш рассказ. Впервые признание о людоедстве ( страшно писать это слово, но другим его не заменишь). В нашей семье тоже есть такой рассказ, менее трагичен, но связан именно с этим ужасом. Пару лет назад я его тоже описала на странице одного издания, должна была это сделать. Много свидетельств ушло безвозвратно, жертвам нелегки эти признания. Да и не поощрялось. Думаю, и вам непросто было найти слова. Вы молодец.
Государство не смогло забрать у сестры Бергея Рыскалиева гостиницу
- Говорят Кина нет!Чем не кино?Братьев награждали орденами.Управляли они областью с нефтеперерабатывающим заводом, а дорог асфальтированных в той стороне вообще нет,только в городе. Прикрол,что еще один олигарх сидит пьет свое иссыкское вино. деньги получил на строительство дороги,аони закончились еще на стадии покрытия.Как считали,как он выиграл тендер? Зато сми должны уплатить 55 млн за моральный и за какой-то материальный ущерб. Многосерийное кино
Рузский мир
- Учитель - это призвание! Нужно уже сегодня начать делать жесткий отбор и в эту профессию принимать только по таким параметрам, как любовь к детям, к преподаванию, умение отдавать.а не только впитывать материал. В институтах на комиссии должны быть и психологи, которые будут выявлять будущих настоящих учителей. И это не только языковедов касается. А всех учителей. А то зачастую в профессию идут от безысходности и желания иметь просто всегда кусок хлеба. А страдают потом дети
Что лежит под клавиатурой?
- Аффтар написал страшилку. В Юникоде есть и латинские буквы, есть и апострофы. Лучше бы Аффтар написал, что в ИМЕНАХ САЙТОВ и в адресах ЕМАЙЛ нет, не было и не будет апострофов в качестве допустимых символов. Для особо умных абисняю - не будет сайтов типа qo'qsag'yz.kz, придется писать по старинке - koksagyz.kz. Не будет емайлов типа s'as'y'@mail.ru, придется писать shashu@mail.ru. Ну и смысл тогда в нововведении?
Приятного просмотрика, Бауке!
- Уважаемая, Салима! Люблю читать Ваши стати, да вообще Ратель это единственное читабельное издание в стране к сожалению или к ... ?
Как правильно уничтожить рыночную экономику
- Какая хорошая статья Честно говоря, давно не интересно, что происходит в этой стране, но какая хорошая статья. Автор - экземпляр штучный, для казахов. Да банки не хотят участвовать в гос. программа и фондовый рынок не развит. По секрету, анонимно, подскажу выход, всем тем бедолагам, которые ищут финансирование: международное отмывание денег через бизнес-инвестиции. Других вариантов, лично, я не вижу.