Почему наши театры не могут брать натурой?

1220 просмотров
1
Ольга МАЛЫШЕВА
Пятница, 07 Апр 2017, 16:15

На что делать современное искусство в Казахстане, если государство в него вкладываться не хочет, а бизнес не может

На снимке: Вероника Насальская в спектакле театра ARTиШОК "Аккомпаниаторша". Фото: radiotochka.kz

На что делать современное искусство, если государство в него вкладываться не хочет, а бизнес не может? И больше того – если культурная политика государства такова, чтобы никоим образом не заинтересовать бизнес в финансировании культурных проектов.

Бедный театр

Читайте также
Откровенно об «Откровении»

Концепция «бедного театра» появилась в середине прошлого века в Польше. Режиссер, культуролог и реформатор современного театра Ежи ГРОТОВСКИЙ придумал собственную театральную систему, в которой отказался от музыки, сценографии, костюмов и прочих внешних атрибутов, сосредоточив внимание исключительно на актере.

Таким образом, для функционирования «бедного театра» по Гротовскому необходим только актер и зритель. Но в наших современных отечественных театральных реалиях выражение «бедный театр», особенно когда дело касается театра частного, приобретает буквальный смысл.

В конце февраля этого года алматинские театралы обсуждали только одну тему: невиданный убыток фестиваля исполнительских искусств «Откровение». Директор фестиваля Ольга СУЛТАНОВА (на снимке) объявила, что впервые за четыре года проведения мероприятия она осталась должна своим партнерам 9,5 миллиона тенге. Из них 2 миллиона – чистый минус, то есть те средства, которые ей не удалось найти через от спонсоров. Остальная сумма – непроданные билеты.

Отчего так получилось, что билетов на фестивальные спектакли не продалось больше, чем на семь миллионов, выяснить важно, но в решении вопроса о долгах это не поможет. Султанова во всех интервью повторяет: уже два года подряд государство открещивается от единственного в стране фестиваля современного театра, в качестве поддержки предлагая лишь информационную, и то – размещение пресс-релиза на сайте управления культуры Алматы. А между тем, именно это управление в первые два года выделяло значительные суммы на привоз зарубежных театров.

Но самое грустное, что это первый год, когда денег не дает и бизнес. Как рассказывает продюсер фестиваля, за время поисков средств бизнесмены ей отказали не только в финансировании «Откровения», но и просто в том, чтобы дать денег в долг.

Читайте также
«Ұят»: бес стыда

Чтоб никто не догадался

Не раз приходилось слышать о том, что бизнес, если и дает некоторые суммы на поддержку культурных проектов, предпочитает это не афишировать. Мол, тогда все узнают, что у меня есть деньги, а зачем мне это надо.

Яркий пример тому – краудфандинговая акция театра ARTиШОК «Театру нужен воздух», когда команда собирала средства на то, чтобы обеспечить театральный подвальчик системой кондиционирования. Тогда свои небольшие вклады сделали несколько частных компаний, зрители театра, но за вентиляцию в конечном итоге заплатил один человек – бизнесмен из Новосибирска, который не назвал свое имя прессе. Когда дело касается отечественных бизнесменов, такие ситуации тоже случаются.

Чуть ли не единственный пример открытой поддержки бизнесом театра – «Жас Сахна». Но ситуация там в корне другая: бизнесвуман Жанна ОМАРОВА, владелица сети мебельных салонов «Жанна», вложила собственные средства не просто в театр, а в мемориал своему отцу, режиссеру Байтену ОМАРОВУ.

Театр «Жас Сахна» имени Байтена Омарова расположен в удачном районе – в центре Алматы, на линии метро. Ему отвели место на цокольном этаже мебельного салона, а сам зал, визуально и по оснащению, объективно один из лучших в мегаполисе.

Читайте также
Разия Хасанова: Я до сих пор боюсь танцевального зала

С протянутой рукой

У некоторых же независимых театральных команд собственного помещения нет вообще. Театральный продюсер Разия ХАСАНОВА, автор спектаклей «Любовница» и «Другая Дюймовочка», вынуждена брать сцены в аренду. Но ее пример – один из немногих удачных в перечне небогатых частных театров.

Продавая билеты по алматинским меркам задорого, Хасанова собирает аншлаг за аншлагом и позволяет прилично зарабатывать своим артистам. Больше того, она повторяет, что считает ниже своего достоинства просить деньги у меценатов: ее театр – это ее бизнес, и бизнес вполне доходный. Другое дело, что оба спектакля Хасановой с трудом можно назвать современным театром, это ближе к антрепризному движению, массовой культуре.

Однако, нельзя забывать, что на первый спектакль, «Любовницу», Разия Хасанова получила грант общественного фонда.

Такие фонды, а также культурные миссии, несут на себе громадную нагрузку, когда дело касается поддержки современного искусства в Казахстане.

Читайте также
Песня про зайцев Арыстанбека Мухамедиулы

Львиная доля важных проектов, особенно в области театра, в последние годы создана на средства Фонда Сорос-Казахстан, Британского Совета, Гете-Института, фонда Фридриха Эберта, ЮНЕСКО. 

Особняком здесь стоит Россотрудничество, которое хоть и поддерживает по большей части государственные русские театры в Казахстане, но сейчас с российской культурной миссией ведет переговоры театр «Дом Q», который ищет средства, чтобы привезти свой спектакль «Причины жить» в Москву и попасть в программу мероприятий празднования 125-летия со дня рождения Марины ЦВЕТАЕВОЙ.

Без денег, но с алкоголем

Главная причина, отчего бизнес не стремится финансировать культуру - отсутствие видимых мотиваций и внятного профита. От инвестиций в искусство в казахстанских условиях частные компании не только не получат заметных преимуществ, но и элементарно – заработают убытки. Есть еще и причина, уже обозначенная выше: в давно культивируемой традиции укрытия доходов есть вероятность эти самые доходы рассекретить.

Но всем известна другая истина: практически всегда положительный ответ можно получить на просьбу помочь «натурой» – когда дело касается, например, алкоголя. В свете принятия закона о запрете на рекламу такой продукции, сотрудничество с организаторами мероприятий и событий остается одним из немногих способов промоушна для алкогольных брендов. Поэтому культурные акции часто могут проходить хоть и небогато, но весело.

Читайте также
Кто хочет сделать Алматы культурной провинцией?

А как на Западе?

В то же время, в мире существует масса моделей, которым можно следовать в выстраивании модели отношений между государством, бизнесом и культурой. В странах Европы, например, предприятия, которые оказывают меценатскую помощь, получают послабления по уплате налогов: в Германии налоги для компаний в случае поддержки проектов могут быть уменьшены на треть, во Франции почти на две трети.

Быть открытым меценатом на западе почетно, престижно и выгодно. К примеру, в США налоговые льготы зависят и от статуса принимающей организации – так, для открытых фондов они выше, для закрытых – ниже.

В Казахстане же не раз за годы независимости обсуждались проекты законов о культуре, куда предлагали внести пункт о льготах для компаний, вкладывающих деньги в финансирование культурных проектов. Но до сих пор никаких ощутимых бонусов бизнес за это не имеет, больше того - в мировых рейтингах по уровню развития благотворительности и меценатства наша страна не входит даже в первую сотню.

Пэтривот 2017-04-07 17:36:25
0
Большинство театров сейчас на уровне школьной художественной самодеятельности. Я не ханжа,но их развелось столько,сколько и не нужно.Об актерах разговор особый.Раньше поступить в театральные учебные заведения было под силу одаренным единицам,а сейчас все считают себя главными и необычайными.

Несмотря на заявления официальных лиц, что лишних денег в бюджете нет, правительство вдруг срочно утвердило положение о Национальном пантеоне. Чем вызвана такая спешка?

- Надо учиться у монголов. Новый президент призвал искать не могилу Чингисхана, а офшорные счета монголов за границей.
Кого дозволено уволить Умирзаку Шукееву? 
Дополнительные полномочия по кадровым вопросам глава "Самрук-Казына", похоже, не получил
Избить педофила
Пользователи соцсетей считают героем полицейского, избившего подозреваемого в педофилии на камеру мобильного (видео)
Плетенье чепухи: Российско-украинский конфликт меня угнетает
Ratel.kz продолжает публикацию знаменитых записок «Плетенье чепухи» Герольда Бельгера, не увидевших свет при жизни писателя
Алишер Еликбаев: О Рашеве и не только
Вадим Борейко завершает беседу с известным казахстанским пиарщиком Алишером Еликбаевым в цикле интервью «Лица Казнета»
Занимательная нумерология в казахстанских законах
По воскресеньям Ratel.kz традиционно публикует истории правозащитника Евгения Жовтиса из его жизни и юридической практики
Демонтаж диктатуры
Как из недр диктаторского режима появился архитектор новой, демократической Испании – Адольфо Суарес
Про сундет
Традиционно по субботам Ratel.kz публикует новые рассказы кинорежиссера и писателя Ермека Турсунова, которые войдут в его новую книгу
Полиция раскрыла кражу велосипедов у замакима области, но молчит
Дуйсенбая Турганова защищают от ненужного внимания
Суды и законы живут в разных измерениях
Казахстанский суд разрешил чиновникам прятать информацию о деньгах налогоплательщиков
Смерть в АЛЖИРе
Генпрокурору Асанову следует без камер и журналистов ехать в область, район и рвать погоны с мясом самолично
Рецидив Интуриста
Что не так делали до сих пор в Казахстане отели, рестораны, переводчики, валютчики и проститутки?
Дело Кузнецова: где пределы самообороны?
В громком уголовном деле об убийстве возле алматинского ночного клуба «Чукотка» появились новые обстоятельства
Опаснее хакера - только коррупционер с компроматом
Проблема киберугроз и «гибридных» войн не обошла и Казахстан, где хакерским атакам уже подвергались сайты госструктур и финансовых организаций
Отправьте Абаева в районную газету
Каждый довод министра информации и коммуникаций демонстрирует, что он – не журналист
Бабий ветер
Самая ожидаемая рецензия года: Салима Дуйсекова прочитала книгу Баян Есентаевой (Максаткызы) «Баян. Обо мне и не только»
Путь Абаева
Айдос Сарым: У нас не хватает смелости признать очевидную смерть журналистики
ЭКСПО – наша маленькая жизнь
Сеанс разоблачения магии блистательных цифр, греющих чистую есимовскую душу
Джохар Утебеков: Мы не собираемся помирать на коленях
Известный адвокат о том, как Верховный суд политизирует обстановку
Грядет очередная задержка на Кашагане?
Откровенность министра энергетики Каната Бозумбаева очень похожа на подготовку общественного мнения к неприятной новости
Сергей Уткин: Зачем воин-папа подставил своего ребёнка
Давить на суд и прочих должностных лиц обществу можно и нужно, а вот экс-министру, использующему свои связи во властных структурах, категорически нельзя
Немецкий инвестор разочарован в Казахстане из-за Какимжанова
Гюнтер Папенбург направил генеральному прокурору Казахстана Жакипу Асанову письмо, в котором просит разобраться в закрытии расследования против экс-министра
Зачем Boeing-737 притворялся, что он Airbus-340-313
- Если вспомнить кто у Жениса Касымбека отец то многое становится понятнее ;)
Как безнаказанно украсть миллионы
- После публикации в Ратель о проблемах ЖК Юго-восток по поручению зам.генпрокурора Кравченко в Прокуратуре города Астаны создана Рабочая группа для решения этой проблемы. Большое спасибо Болату Абилкасымову за объективное освещение наших проблем...... Будем надеяться все завершиться для всех дольщиков благополучно а виновные понесут реальное наказание
Кайрату Мами вход воспрещён
- После гнусной истории с Какимжановым никаких инвесторов у нас не будет, буржуи не идиоты. ЭКСПО не спасёт, читал зарубежную прессу, там от души потешаются над этим мероприятием.
Аким Бердыбек Сапарбаев пообещал четырем братьям квартиру
- Приятно когда кульминацией материала стала логическим завершением справедливости. Спасибо редакции и всем кто откликнулся и отозвался и не остались в стороне. Можем же когда хотим, делаем же когда можем.
ООН, сюда иди!
- Позорище!!! Вот таков уровень судей в нашем славном конституционном правовом государстве, вот они птенцы из гнезда Мами. Да вряд ли и сам Мами далеко ушел по уровню компетентности от этого ... Стыдобище
В Павлодаре на торги выставили арестованную четырехколесную тачку
- Как же она годна к эксплуатации если колеса в раскорячку, тормозная система отсутствует? Надо комиссионно дефектовать и пригодные части продать отдельными лотами, а непригодные части утилизировать в специализированном предприятии имеющей лицензию. Чиновников выдавших эту дичь включить в комплект к этому имуществу как экипаж!